ПОСЛЕДНЕЕ
Убийственное молчание

Убийственное молчание

Убийственное молчание: почему Россия не отвечает на обстрелы ее территории со стороны ВСУ

Убийственное молчание: почему Россия не отвечает на обстрелы ее территории со стороны ВСУ

Министерство обороны РФ, по сути, проигнорировало очередную атаку Украины по Белгородской области и убийство 18-летнего Руслана Нефедова.

В приграничных с Украиной регионах зреет социальный протест из-за того, что наше командование не принимает никаких мер в связи с обстрелами российских территорий. Более того, вообще делает вид, что их как бы нет. Есть ежедневная сводка об успехах ВС РФ. Есть рассказы о подвигах воинов. Но нет никакой реакции на убийство 18-летнего Руслана Нефедова в белгородском селе Солоха. И это на фоне поступления на Украину новой военной техники – ракет, вертолетов и гаубиц. С ними ВСУ смогут атаковать даже Москву. А Белгород – ежедневно обстреливать снарядами и неуправляемыми ракетами, убивая десятки людей. Но эту, принципиально новую реальность спецоперации, в нашем Министерстве обороны предпочитают не замечать. Что порождает у людей страх, панику и возмущение.

Как написал 13 мая в своем телеграм-канале губернатор Белгородской области Вячеслав Гладков, «сегодня тяжелый день. Хороним молодого человека, почти мальчишку, который погиб во время обстрела ВСУ нашего приграничного села Солохи».

Текущая аватарка канала главы Белгородской области.

— Приехал выразить соболезнование семье, хотя понимаю, что никто и никогда не восполнит матери потерю сына. Невозможно подобрать слова поддержки, чтобы попытаться заглушить материнскую боль. А видя и слыша, как от боли и крика разрывается материнское сердце, трудно сдерживать слёзы. Вместе с семьей скорбит всё село, весь район и вся Белгородская область, — подчеркнул он.

Увы, Вячеслав Гладков стал, по сути, единственным представителем власти, который прямо, искренне и открыто заявил о том, что на российской земле произошла трагедия. Враг убил юношу, который только начинал жить.

Но белгородский губернатор – не военный, не генерал, не министр обороны. Он не может ответить на брошенный нам вызов. В его полномочиях только помочь семье погибшего, выделив ей 3 млн. руб., принять меры по восстановлению разрушенных домов, по эвакуации населения.

Таким Гладков видел себя и наше время, но его «попросили» быть более мирным.

Гладкову не позволено отдавать приказы ВКС или артиллеристам для нанесения ответного удара. Ему даже не дали поменять аватар в социальных сетях на тот, который соответствует его пониманию происходящего – с автоматом за плечами. Потребовали срочно вернуть «мирный» вариант. У нас же нет войны! А ракеты и снаряды, которыми ВСУ лупят третий месяц по нашим селам и городам – это, видимо, природные явления: весна, вон, какая холодная выдалась.

Село Солохи Белгородского района было обстреляно 11 мая: семь человек получили ранения, один человек погиб. В результате обстрела повреждены 17 домов, автомобили, школа, почтовое отделение и магазин. По факту обстрела СК РФ возбудил уголовное дело. По данным следствия, военнослужащие ВСУ и иных украинских вооруженных формирований произвели несколько прицельных выстрелов по территории села из реактивной системы залпового огня БМ-21 «Град».

Кроме того, как выяснилось, украинские силовики ночью зашли на территорию села Солоха в Белгородской области, чтобы сфотографироваться на месте преступления — на фоне разрушений после ночного обстрела с украинской стороны. Солдатов ВСУ в ночь с 11 на 12 мая увидели жители села.

А в целом белгородцы уже сбились со счета, сколько «прилетов» было со стороны Украины за время специальной военной операции. Всего в области повредили уже более 400 домов и 85 транспортных средств.

Буквально, 5 мая украинские вооруженные формирования обстреляли два села в Белгородской области, повредив линии электропередачи. 1 мая произошел пожар на территории одного из объектов Минобороны России в Белгородской области, в результате повреждения получили семь домов. 28 апреля под обстрел со стороны Украины под Белгородом попала гуманитарная колонна. В тот же день в Белгородской области как минимум дважды сработала система ПВО. А днем ранее ФСБ предотвратила в Белгородской области диверсию на объекте транспорта, были задержаны сторонники украинских националистов из числа россиян.

Вот чем били ВСУ по Журавлевке.

В середине апреля обстрел с украинской стороны произошёл в Грайворонском районе Белгородской области. Повреждения получили более 30 домов. Тогда же ВСУ обстреляли село Журавлёвка: осколочное ранение получил один местный житель. Было повреждено порядка 50 жилых домов и социальных объектов. Также обстрелам подверглось село Сподарюшино в Грайворонском городском округе. 12 апреля в Шебекинском районе Белгородской области, который граничит с Харьковской областью, были повреждены железнодорожные пути.

А 1 апреля вследствие авиаудара с двух вертолетов ВС Украины произошел пожар на нефтебазе в Белгороде. Он охватил резервуары с топливом. Также в этот день стало известно о взрывах в районе сёл Никольское и Ясные Зори. 29 марта. ВСУ при помощи ТРК «Точка-У» произвели со стороны Харьковской области в направлении Белгородской области запуск трёх ракет, снаряженных кассетными поражающими элементами. Тяжкий вред здоровью был причинён 8 гражданам.

24 марта. Ночью вблизи села Журавлёвка прогремели несколько взрывов. Днем ранее там же разорвался снаряд: двое мужчин и женщина получили травмы. После взрыва выяснилось, что пострадали 13 домов и восемь автомобилей. Полностью разрушен один дом. При обстреле села Журавлевка погиб помощник командира бригады по работе с верующими военнослужащими протоиерей Олег Артёмов. 24 февраля — в день начала спецоперации в результате прямых попаданий снарядов по населенным пунктам Белгородского и Ровеньского районов двоим взрослым и ребёнку 2015 года рождения были причинены травмы. Уничтожен один жилой дом, ещё восемь — получили повреждения.

Белгородская область здесь не одинока. В Брянской области 14 апреля украинские боевые вертолёты обстреляли жилые дома в посёлке Климово. Повреждены порядка 100 жилых домов, два здания сгорели полностью. Пострадали восемь человек, включая ребёнка 2020 года рождения.

13 апреля. ВСУ обстреляли из миномётов автомобильный пункт пропуска «Новые Юрковичи» в Климовском районе Брянской области. В момент обстрела на территории пункта пропуска находилось более 30 беженцев. Сообщалось, о семерых пострадавших. Повреждения получили два автомобиля.

 В Курской области 13 апреля со стороны Украины обстрелян пограничный пункт пропуска в деревне Гордеевка Кореневского района. 9 апреля — пограничный пост в районе населённого пункта Елизаветовка Глушковского района. 5 апреля — попытка обстрела погранперехода Суджа. В марте и феврале дважды обстрелян из гранатомётов пропускной пункт в посёлке Теткино.
Удар по Климово.

В Ростовской области 1 марта. российские силы ПВО сбили украинскую ракету «Точка У» в Таганроге. Осколки ракеты упали на аэродром. В феврале из беспилотника обстреляли военный аэродром в Миллерово, а из миномета — соседний Нижнекамышинский.

Бьют и по Крыму: 11 апреля в селе Таврическое взорвался снаряд, из-за чего ударной волной в жилых домах выбило оконные стёкла. 10 апреля российская ПВО сбила украинский беспилотник, что привело к повреждениям кровель двух домов в селе Таврическое. 24 февраля. Вблизи Рюмшино Джанкойского района взорвались два снаряда. Пострадали 22 дома.

 27 апреля атаковали сразу три наших региона: в Воронежской области ПВО сбили украинский беспилотник, противовоздушная оборона сработала в Курской области, а в Белгородской области после взрывов загорелся склад боеприпасов. А на несколько дней раньше жители Лискинского района Воронежской области нашли в огородах остатки большой украинской ракеты: летела или к Воронежу с миллионным населением, или к Нововоронежской атомной станции.
Ракета, сбитая на пути к Воронежу и НВАЭС.

Наверное, самое пугающее для людей в приграничных регионах то, что со стороны военных и руководства страны о происходящем ничего внятного не говорят. Или игнорируют, или ограничиваются общими словами.

Вообще – это важнейшая для России проблема: отсутствие коммуникаций между социальными группами, ведомствами и различными подразделениями. Власть, словно, живет в своем особом мире и решает, свои собственные, узкопрофильные задачи. В мирной жизни мы к этому привыкли. Это было психологически допустимо. Но с начало спецоперации общество по умолчанию ожидало нового формата взаимоотношений.

Закрыты границы, останавливаются предприятия, санкции и русофобия охватили весь мир, десятки тысяч молодых мужчин ежечасно рискуют своей жизнью и многие из них гибнут, — общество по умолчанию согласилось с этим. Но что получило в ответ? Прежнюю оторванность от людей, от их мировосприятия, от их чаяний и запросов.

Скажем, никто не объясняет людям, чем закончится для них прорыв ВСУ в Харьковской области. По сути, враг вышел на государственную границу. В любой момент может начать масштабное вторжение на нашу территорию. Более того, 6 мая из США доставили на Украину ракетные комплексы M142 HIMARS: их радиус действия до 500 километров. 13 мая стало известно о поступлении американских гаубиц M777 вместе со 155-мм активно-реактивными снарядами M549A1. Ими можно вести огонь на расстоянии 40 км: то есть с нынешних позиций ВСУ Белгород гаубицами простреливается.

Теперь у ВСУ есть технические возможности достатать ракетами до 5-7 областных центров России.

А еще есть «Точки У» с их 120-километровым радиусом. Есть американские тактические ракетные комплексы M270 MLRS, способные наносить удары на дистанциях до 300 километров – их поставили на Украину уже давно. Есть у ВСУ собственные ракеты «Сапсан» — они летят на 450 км.

Плюс – в арсенале ВСУ ударные Ми-17, переданные также США. Их боевой радиус применения – порядка 600 км. Могут накрыть даже Краснодар, Ростов и Воронеж. А при удачном стечении обстоятельств ударить по Москве!

В Белгороде, в приграничных селах начинается паника. И понять людей можно: по ним в любой момент могут начать стрелять гаубицами. Но никто из представителей власти не только не принимает каких-то военных мер для исправления ситуации – людей даже просто не готовят к атаке ВСУ, не помогают перебраться в более безопасные регионы, не объясняют, как вообще такая ситуация сложилась и когда ее исправят.

Теоретически, Ми-17 может атаковать с приграничной территори Харьковской области даже Москву.

Молчание власти не помогает. Оно дополнительно пугает. Люди сами начинают домысливать причины происходящего. И вот уже им кажется, что просто у ВС РФ не осталось сил, чтобы противостоять ВСУ. Наверное, если это так, общество готово и к более радикальным мерам – например, объявлению войны и мобилизации. Но людям надо просто прямо сказать о проблемах. И они поймут, и поддержат Родину в сложную минуту.

Пока же только Киев рапортует о наступлении на север от Харькова – к границе с Россией. А наши официальные лица данный факт либо игнорируют, либо сводят все к сухой статистике оставленных населенных пунктов. В то время, как на карты поставлены жизни сотни тысяч жизней россиян в приграничных регионах.

Диалог же с населением ведут не генералы или министры, а военкоры в телеграм-каналах и эксперты. Но, большому счету, они могут лишь обозначать проблемы, а не решать их.

Скажем, Юрий Котенок пишет, что «пока для противника неплохая ситуация вокруг Харькова. Они там владеют инициативой. Выходит, мы сконцентрировали в Изюме все наличествующие силы, в т.ч. ЧВК, и в направлении защиты белгородского пограничья сделано недостаточно. Вопросы к командованию группировки и выше, выше, выше».

Юрий Котенок.

Обозреватель Егор Холмогоров предупреждает, что украинские войска попытаются захватить населенный пункт в Белгородской области для торгов по поводу судьбы нацистов, прячущихся в «Азовстали»:

— Для украинцев будет очень важно захватить хотя бы одно село в России. И, конечно, они его постараются захватить. Хотя бы чтобы добиться деблокады «Азова» (запрещен законом РФ как экстремистская организация – ред.). Поэтому нужна срочная полная эвакуация населения из приграничья. На харьковском направлении наступают лучшие украинские части и по военной классике бьют в пустоту. Войск там, по сути, не было. В рамках какой «стратегии» у 150-миллионной России образовалось отсутствие войск, чтобы хотя бы сдерживать не такие уж мощные украинские части? Почему по белгородской границе не была создана непреодолимая пограничная черта? – задает вопросы Холмогоров, на которые власть и Минобороны традиционно ничего не имеют сказать ни Холмогорову, ни миллионам жителей Белгородской, Курской и Воронежской областей.

Где черта, после которой проблему признают? Начнут объяснять населению, как лучше выехать с обстреливаемой территории? Начнут принимать встречные военные решения? После того, как ВСУ займут Белгород? Или им тоже пожертвуют молча? Воронеж? Или у нас в стране все также люди живут только в Москве, а убийство в Солохе – оно, как бы, и непонятно где и кому нужно?

Публицист Дмитрий Ольшанский возмущен отступлением русских войск от Харькова. Он опубликовал обращение к правительству:
«Рядом с Харьковом – Белгород. Вы правда решили сделать из Белгородской области линию фронта? Вы правда хотите, чтобы на четвертом месяце спецоперации у нас появились беженцы из Белгородской области, которых бы распределяли по гостиницам и пансионатам всей прочей России? Второе: Харьков – важнейший русский центр Левобережья. Нельзя просто так взять – и оставить его мазепам. Мы уже сдали его весной 2014 года, когда нескольких сотен хорошо вооруженных людей хватило бы для захвата власти, неужели и теперь он останется бандиту Авакову и его халдеям? Третье: кажется, кто-то говорил про денацификацию Украины. О какой денацификации может идти речь, если Харьковская область останется в руках всевозможных «фрайкоров» и «кракенов» – кстати, тех самых, что пытали и убивали наших пленных. Мы собираемся об этом забыть?» – пишет Ольшанский.

Публицист Дмитрий Ольшанский.

Те же эксперты объяснили, почему ВСУ так далеко продвинулись в сторону Белгорода: лучшие украинские части, усиленные наемниками из Израиля и Британии, ударили по луганским мобилизованным бойцам без опыта.

Военный эксперт канала «Рыбарь» объяснил: «В сёлах Кутузова и Момотово позиции удерживали подразделения стрелкового батальона 1-го армейского корпуса Народной милиции ДНР, который был сформирован в основном из мобилизованных жителей республики. Т.к. харьковское направление, по мнению командования, не является приоритетным, снабжение подразделений НМ здесь в основном осуществлялось по остаточному принципу. Сёла опутали проводами полевых телефонов ТА-57, мобилизованные не были обеспечены радиосвязью и бронежилетами, крайне не хватает аптечек и медикаментов. Тяжёлое вооружение у подразделений НМ ЛДНР на этом направлении фактически отсутствует, не хватает транспорта. ВСУ атаковали Кутузовку и Момотово при помощи тяжёлой артиллерии и танков, в результате чего подразделения Народной милиции с потерями были вынуждены отступить. Таким же образом ВСУ захватили и Русскую Лозовую, где находились позиции подразделений Народной милиции ЛНР тоже в основном сформированных из мобилизованных».

Народная милиция ДНР.

То есть, опять же, причины возникшей проблемы объясняет не представитель Министерство обороны, а телеграм-канал. И, самое важное: принимаются ли меры для исправления ситуации? Понесет ли наказание тот командующий, который «закрыл» российскую границу неопытными мобилизованными новобранцами без соответствующего снабжения?

Возможно, окажется, что других резервов в нашей армии вообще больше нет. Как нет и необходимой техники для обеспечения частей. Но и такая горькая правда будет лучше, чем тишина и игнорирование возникающих вопросов. Потому что, как известно, признание проблемы – первый шаг к ее решению.

А пока наша власть к нему не готова. 12 мая, после обстрела Солохи и убийства ее жителя, Дмитрий Песков заявил: «Прежде всего это ситуация, которая делает необходимым принять дополнительные меры по укреплению безопасности прилегающих к Украине районов»….Ну, да! Просто Капитан Очевидность!

Погибший в Солохе от удара ВСУ 18-летний Руслан Нефедов.

Но люди ждут ответа на вопрос, почему это не было сделано, а также – в какие сроки и как безопасность будет укреплена? Только об этом традиционно ни слова.

Зато украинские власти по полной используют отсутствие диалога между нашей властью и людьми: накидывают в информационное поле свое понимание ситуации. Советник министра внутренних дел Украины Виктор Андрусив заявил, что гражданам России вскоре придется узнать, «что такое бегать в подвал» — вооруженные силы Украины готовят некий угрожающий сюрприз для приграничного Белгорода.

ВСУ уже пустили в ход американские гаубицы.

И, по словам военного эксперта Владислава Шурыгина, если у Украины найдется дальнобойное оружие, то она его «непременно применит». Впрочем, что значит «найдется»? Оно есть и поступает в более чем достаточных количествах.

На самом деле, нашим военным есть чем ответить. И на словах этот механизм Министерство обороны РФ озвучило еще 13 апреля! Официальный представитель ведомства Игорь Конашенков заявил, что российская армия нанесет удары по центрам принятия решений, в том числе в Киеве, если ВСУ будут предпринимать попытки организовать диверсии на территории России. Конашенков тогда подчеркнул, что ранее российские военные от данных действий воздерживалась, однако сейчас Россия всё чаще видит попытки украинских военных наносить удары и совершать диверсии на территории РФ.

Красиво было сказано! И, действительно, стало важным для россиян заявлением. Вот только прошедший месяц показал: по опять же неизвестным для населения страны причинам наше Министерство обороны а) боится наносить удары по центрам принятия решений б) не держит публично данное слово, и выставляет себя в не лучшем свете в) провоцирует своей слабостью врага на все более жесткие действия по отношению к населению России.

Активно бить по нашим селам стали как раз после слов Конашенкова. И как написал военкор Юрий Котенок, «никто не сомневается в том, что демонстративные удары по территории России сделаны в ответ на заявление Минобороны о готовности нанести удары «по центрам принятия решений, в том числе в Киеве».

После всех последующих обстрелов военкор Евгений Поддубный тоже задается вопросом, волнующим, как минимум, население всех приграничных областей: «Что там с центром принятия решений? И почему он всё еще есть на Украине?»

Евгений Поддубный.

Аналогичную позицию занимает и военкор Владлен Татарский (Максим Фомин): «Территорию РФ обстреливают, а мы до сих пор пугаем Уркаину в официальных заявлениях МО, что можем в ответ «нанести удар по центру принятия решений». Сколько наших кораблей и пограничников должно погибнуть, чтобы до руководство дошло: пора превращать Киев в лунный кратер?»

Военкор Александр Коц тоже возмущен: «Мы все ещё рассуждаем о целесообразности нанесения ударов по центрам принятия решений? Центры эти, наверняка, уже ушли глубоко под землю. Нет никого ни в Генштабе, ни в СБУ, ни на Банковой. Туда можно было бить 24 февраля. А сейчас надо уже думать о том, чтобы бить по лицам, принимающим решения. Пока война не выплеснулась за границы Украины».

Согласна в военкорами политолог, историк, профессор МГИМО Елена Пономарёва: «Самое время выполнить обещания».

По словам военного эксперта, доктора военных наук Константина Сивкова, центры принятия решений – не абстрактное понятие.

— Это, в первую очередь, Верховная рада, президентский дворец Зеленского, администрация президента, Министерство обороны и Генштаб ВСУ. А также по местам, обеспечивающие работу этих органов управления. Все адреса киевских объектов политической инфраструктуры хорошо известны российским военным. Российская армия может использовать тактическую авиацию, гиперзвуковые ракеты «Кинжал», крылатые ракеты «Калибр-М», а также нанести удар из ОТРК «Искандер», — пояснил он.

Константин Сивков.

Политолог и экономист Андрей Суздальцев оправдывает наше Минобороны тем, что центры принятия решений на Украине по их традиции размещены в мегаполисах в районах гражданской застройки.

— Наша общественность предлагала нанести удар по Офису президента и по Верховной Раде, но это потребует уничтожения всего центра Киева. Вряд ли российское руководство пойдет на это, потому что изначально при подготовке и объявлении спецоперации не стоял вопрос массированных ударов, которые могут нанести ущерб по городам и их жителям. Поэтому с центрами принятия решений в Киеве есть проблемы, — подчеркнул политолог.

Но возникает встречный вопрос: если в Минобороны все равно не собирались наносить удары по Киеву, для чего были сделаны заявления, которые дали людям надежду на решение проблемы?

Андрей Суздальцев.

С 27 по 29 апреля в России провели опрос, в котором приняло участие 10 866 человек. Спрашивали: «Почему ВС РФ так и не нанесли удар по центру принятия решений в Киеве?» И 44% участников опроса надеялись, что он вскоре непременно будет нанесен. Наверное, с тех пор, эта цифра уменьшилась, как минимум, вдвое. Потому что не ответив на убийство 18-летнего Руслана из Солохи «заявители» из Министерства обороны, мягко скажем, «подутратили» доверие к своим обещаниям.

И в этом смысле нашей власти было бы неплохо обратить внимание на то, как в такой ситуации действуют наши вечные антагонисты – США.

Буквально только что председатель Комитета начальников штабов (КНШ) Вооруженных сил (ВС) США генерал Марк Милли заявил, что по Афганистану будут нанесены удары в случае выявления там угрозы национальной безопасности. И в отличие от нашего Министерства обороны американцы обещаниями не разбрасываются:

12 мая 1975 года торговое судно «Майагуэс», шедшее под американским флагом из Гонконга в таиландский порт Саттахип с гражданским грузом, было атаковано и задержано патрульными катерами «красных кхмеров». По приказу президента Джералда Форда на защиту американского экипажа «Майагуэса» были отправлены авианосец «Корал Си», ракетный крейсер «Генри Вильсон» и крейсер «Холт». Пока самолеты с авианосца «Нимитц» наносили удары по наземным военным целям в Камбодже, несколько групп морских пехотинцев высадились на борт захваченного судна.

Авианосец «Нимитц».

5 апреля 1986 года в западноберлинской дискотеке La Belle, популярной среди американских военных, взорвалась бомба. Погибли 2. После недельного расследования американские власти решили, что ответственность за теракт несут организации, получающие финансовую и техническую помощь от режима Муамара Каддафи в Ливии. Президент Рейган распорядился раз и навсегда наказать Каддафи. Ракетные удары были нанесены по пяти целям: штаб-квартире ливийской разведки, аэропорту Триполи, военной базе, на которой проходили тренировку террористы, военно-воздушной базе в Бенине и казармам в городе Бенгази. Кроме того, несколько ракет было выпущено по резиденции Муамара Каддафи в Триполи. Сам он остался жив, однако во время обстрела погибла его приемная дочь и несколько находившихся в здании людей.

И таких примеров десятки. А вот отсутствие ответной реакции со стороны ВС РФ делает террористические выпады ВСУ только все более активными. Особенно, после того, как министр вооруженных сил Великобритании Джеймс Хиппи назвал «абсолютно легитимными» удары Украины по объектам на территории России.

Всего же с 24 февраля ВСУ нанесли уже десятки ударов по территории России. Под обстрел попали практически все приграничные регионы, включая Воронежскую, Курскую, Белгородскую, Брянскую и Ростовскую области.

Похожие записи