Примета бедности: Россия переходит на хлеб и воду — Свободная Пресса

Примета бедности: Россия переходит на хлеб и воду — Свободная Пресса

Впервые за пять лет в России зафиксирован рост продаж хлеба. В натуральном выражении по итогам 2020 года прирост может превысить 60 тыс. тонн. Всего же в текущем году, как ожидается, будет продано 7,95 млн, тонн хлеба. Об этом говорится в прогнозе аналитической компании BusinesStat.

Как подсчитали в Российской гильдии пекарей и кондитеров, в денежном выражении продажи также выросли — за январь-сентябрь на 2,9% год к году, до 552,7 млрд. рублей. Между тем, в предыдущие годы продажи хлеба, наоборот, сокращались.

Причины возвращения популярности хлеба очевидны — обнищание население. Чем менее стабильно финансовое положение граждан, чем ниже уровень благосостояния — тем заметнее увеличение потребления хлеба и хлебобулочной продукции. Такая тенденция в последний раз наблюдалась в кризисном 2008 году.

Сегодня ситуация повторяется. Даже по приглаженным официальным данным Росстата, во втором квартале 2020 года реальные доходы россиян снизились на 8,4%, а в третьем квартале — на 4,8%.

При этом, по данным Росстата, в стране по итогам первого полугодия-2020 за чертой бедности проживало 19,4 млн. человек — почти на миллион больше, чем в январе-марте и год назад.

Читайте также

Геннадий Зюганов: Образование в России продолжают уничтожать по рецептам Сороса
Почему кабмин следует рекомендациям документа 1994 года, написанного на Западе

О чем еще говорит рост продаж хлеба?

— Народ в России беднеет, причем заметно, и переходит на такие привычные продукты питания, как хлеб и картошка, — отмечает директор «Левада-центра»* Лев Гудков. — Доходы граждан снизились, и надо понимать: официальные цифры лукавые — реально доходы упали гораздо сильнее.

Если смотреть по летним данным (по нынешней осени пока нестабильные цифры), то после первой волны карантинных мер из-за коронавируса потеряли работу около 25% работающих. Прежде всего, это занятые в частном секторе, малом и среднем бизнесе — в неформальной экономике.

40% респондентов заявили о том, что доходы у них либо снизились, либо они потеряли возможность заработка. Многие переведены на неполный рабочий день, и у них сокращена зарплата.

В такой ситуации народ экономит как может, особенно в провинции.

«СП»: — Если брать провинцию, как выглядит ситуация там?

— В провинции зарплаты чуть больше 20 тысяч рублей. И там, действительно, народ переходит на традиционную стратегию выживания, экономя буквально на всем. Это признак обеднения населения, и очень заметный.

«СП»: — Как люди в России представляют себе будущее, что они видят?

— Будущего нет. Вместо будущего — тревога и неясность. В лучшем случае, люди надеются, что им удастся сохранить то, что они имеют сейчас — уже после снижения уровня благосостояния. Люди даже это боятся потерять.

В целом, нарастают тревожность и страхи. И как ответная реакция — агрессия в отношении властей: раздражение, у многих даже ненависть. Так происходит, поскольку усиливается разрыв в ожиданиях, как власть должна вести себя, и как она ведет на самом деле. Действия власти вызывают обиду, злость — ощущение, что власть с презрением относится к населению, считает, что оно все стерпит.

«СП»: — Чего конкретно ждут от власти?

— Люди ждут помощи, заботы — это традиционная основа легитимности власти — и не получают ее. Особенно этого ждут в нынешней ситуации, тяжелой и беспросветной. На таком фоне оптимистические заверения, что мы приближаемся к перелому, что пик пандемии пройден, что выделяются деньги семьям с детьми и пенсионерам — все эти благостные заверения вызывают обратную реакцию.

Людям понятно, если даже что-то и будет сделано, это будет самореклама власти, а не реальная помощь. Реакция на это — диффузная агрессия в отношении властей, хотя и без конкретных имен.

На деле, стресс в обществе усиливается. А главное — люди теряют чувство доверия к руководству, к ним приходит осознание, что нынешнее ухудшающееся состояние — это надолго. И что правительство и местные администрации не в состоянии справится с этим.

В итоге, в мозгах идет брожение, и некоторая переоценка — и по отношению к политике, и политическому классу в целом.

— Потребление хлеба действительно усиливается при росте нищеты, — говорит член ЦК КПРФ, главный политический советник председателя ЦК КПРФ, доктор исторических наук Вячеслав Тетекин. — Нищета — это когда людям с трудом хватает на самые необходимые продукты питания. Условно говоря, на пачку молока и один батон хлеба в день. Такие нормы питания в России сплошь и рядом, особенно у пожилых. Пенсии у них мизерные, к тому же пенсионеры вынуждены покупать дорогущие лекарства — на питание денег не остается.

Однако помимо нищих, в России есть еще более обширная прослойка бедных людей. Они могут позволить себе продукты питания и немножко одежды — но не более того. Эти люди сегодня тоже экономят со страшной силой, покупая самые дешевые мясные изделия, и все тот же хлеб.

Замечу, потребление хлеба испокон веков считается показателем благополучия населения, особенно в развитых странах. В царской России хлеб был основным продуктом питания, сегодня в РФ совершенно другая ситуация: в структуре питания доминируют продукты, богатые белками. И это неслучайно. Увеличение в рационе доли хлеба, помимо прочего, наносит еще и удар по здоровью нации. На деле, изменение структуры питания населения, ввиду его обнищания — колоссальная социальная проблема.

Читайте также

Россиян предупредили: Госрасходы на медицину снизят на 40% в 2021 году, несмотря на COVID-19
Какова вероятность того, что это «зачистка поля» под внедрение платного здравоохранения

«СП»: — Бедность в России — в ближайшей перспективе — будет расти?

— Зона бедности и нищеты будет, я считаю, стремительно расширяться. Многочисленные карантинные ограничения, которые сейчас вводятся — это мощнейший удар по благосостоянию общества. В масштабах страны сотни тысяч граждан лишаются источников доходов — и конца этому не видно.

Делается это, я считаю, исключительно в угоду алчным производителям вакцины от коронавируса, которые ждут сверхприбылей после того, как в стране начнется массовая вакцинация. Нас, на мой взгляд, сознательно вгоняют в усиление экономического и социального кризиса.

— Хлеб — это пища бедных, — отмечает председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, профессор кафедры международных финансов МГИМО (У) Валентин Катасонов. — Любой врач вам скажет, что нужно стараться есть меньше хлеба, и включать в рацион мясо, фрукты и овощи. Другое дело, мясо и фрукты дороже хлеба, и на хлеб налегают, в основном, люди со скромным достатком.

Замечу, проблема и в том, что хороший хлеб сегодня стоит дорого. Большую часть хлеба в России делают на дрожжах, а не на закваске, а дрожжевой хлеб нельзя признать полезным.

И надо понимать: если сохранятся прежние тренды — бедность будет только расти. Богатые в России становятся богаче, а бедные беднее. Но поскольку бедных в России большинство, жизненный уровень будет снижаться у 90% населения. Так что, если сегодня кто-то еще ест мясо, фрукты и овощи, завтра, возможно, им тоже придется переходить на хлеб.

* * АНО «Левада-Центр» внесена Минюстом в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.

Источник: svpressa.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *