«Люди не поступают рационально в политике». Навальный посоветовался с Фукуямой

«Люди не поступают рационально в политике». Навальный посоветовался с Фукуямой

Правообладатель иллюстрации
David Levenson/Getty Images/Sergei Fadeichev/TASS

«Что мне говорить, чтобы не быть популистом?» — спросил российский оппозиционер, основатель Фонда борьбы с коррупцией у американского философа и политэкономиста.

Алексей Навальный и Фрэнсис Фукуяма встретились на сцене на конференции в Варшаве, которую Фонд Бориса Немцова проводит в дни 60-летнего юбилея убитого российского политика.

Вела дискуссию дочь Немцова Жанна, ныне телеведущая и журналистка русской редакции Deutsche Welle.

Дебатами или спором это назвать нельзя, поскольку оба участника заранее выражали восхищение друг другом. Навальный заметил, что хотя познакомился с Фрэнсисом Фукуямой только накануне, незримо автор «Конца истории» и знаменитых политико-социологических концепций присутствовал в его жизни всегда.

По словам оппозиционера, вся кремлевская идеология за все годы сводится к одному: «Сейчас мы докажем, что Фукуяма был неправ».

Правообладатель иллюстрации
Boris Nemtsov Foundation/Youtube

В начале правления президента Путина его главный идеолог Владислав Сурков не раз цитировал работы Фукуямы, а сам автор посещал Петербургский форум и лично беседовал с Сурковым. К 2019 году диалог между российской властью и американским философом стал полностью заочным: Путин заявляет о смерти либеральной идеи в мире, а Фукуяма в интервью называет Путина клептократом, не имеющим никаких идей.

Грехи, в которых критики обвиняют основателя ФБК — популизм, сотрудничество с режимом, а также больные темы российской и мировой политики (судьба либералов, всевластие и польза интернета) и вопросы, волнующие публику в зале (поглощение Беларуси) — всё это было предъявлено для обсуждения.

Навальный не уклонялся от ответов на неприятные вопросы, а Фукуяма высказывался в академичном ключе, порой цитируя собственные книги, в том числе самую свежую.

Русская служба Би-би-си выделила основные моменты беседы.

Транзит власти и преемники Путина

«То, что многие считают главной проблемой Кремля, — транзит власти по окончании конституционных сроков Путина и поиск преемников, — на самом деле для них не проблема.

Они легко решат дело объединением с Белоруссией или изменением конституции. Преемники — Сергей Шойгу или Сергей Лавров: в условиях недопуска [альтернативных] кандидатов они выигрывают выборы с таким же рзультатом, как Путин, а то и побольше.

  • «Дебаты века» между Жижеком и Питерсоном. Что мы узнали из встречи двух мыслителей?
  • Фукуяма: Россия — государство сильное только в смысле применения силы

Если гипотетически предположить, что завтра Путина унесут инопланетяне, власть скорее всего достанется мэру Москвы Собянину: у него в руках сконцентрированы мощные ресурсы и медиа.

Но вот чего Владимир Путин совершенно точно не может сделать — это экономический рост. Звучит скучно, но всё решается именно этим».

Что делать?

«Исходя из этого, наша тактика заключается в том, что мы пытаемся объединить политическую и социальную повестку. Звучит банально для любой страны, кроме России.

Либеральное крыло у нас было всегда отделено от левых. Мы сейчас объединяем силы с профсоюзами, чего никогда раньше не делалось. Поэтому я в некоторых случаях призываю голосовать за коммунистов (и за это получаю) . Где-то призываю прислушиваться к националистическим силам (и за это получаю еще больше).

Живущий где-то в Ульяновске 30-летний человек осознает, что у него нет никаких перспектив в путинской России, и наша цель — показать ему альтернативу, вовлекать его в квазиполитические процедуры, раз уж на реальные выборы нас не пускают. А после успеха протестного голосования в Москве, очевидно, уже не пустят в обозримом будущем».

Правообладатель иллюстрации
Boris Nemtsov Foundation/Youtube

Как либералам отмыть свой имидж

«Я считаю, что либералы во всем мире ошиблись и слишком далеко пошли со своей идеологией. Посмотрите, в ХХ веке никогда не было слишком либеральной демократии — в разных странах более-менее всегда демократия была социальной, даже в самой либеральной стране, США, государство предоставляет неимущим медицинскую страховку Medicare и пропитание.

Но в 90-е годы либералы решили, что государство — это враг, и его надо максимально устранять из экономики. Им это удалось, но экономическое неравенство резко усилилось.

Сейчас идет отход. Например, правительство Польши тоже поняло это и предложило программу поддержки семьи. Либералам надо сейчас фокусироваться на солидарности социальных слоев. Если они не смогут перераспределять ресуры (хотя у государства мало возможностей для этого) — их снесут популисты.

В том, как организовано устройство Российской Федерации, несомненно, есть либеральный аспект. Поэтому утверждение Путина, что либеральная идея умерла, абсурдно.

И даже в Российской Федерации общество строится на понимании того, что единство не определяется ни религией, ни этническим аспектом. Другое дело, что либералы пошли слишком далеко и поставили знак равенства между государством и репрессивным механизмом и захотели избавиться от него».

«Я не считаю, что существует кризис либеральной идеи. На практике люди, естественно, не способны отделять либеральную идею от ее носителя, а в России это совершенно определенные люди из 90-х годов. Поэтому в России, как только упоминаешь слово «либеральный» или даже «демократический», никто больше не хочет ничего слушать.

  • «Без дискуссии»: Чубайс обсудил с экспертами реформы 90-х

Но когда мы с людьми начинаем говорить о свободе слова, верховенстве права, о честных судах — все сразу это поддерживают! И Путин это поддерживает. Другое дело, что Путин постояно лжет.

Так что не слово «либерализм», а идеи либерализма люди в России вполне поддерживают. Обратите внимание, какой в России ренессанс либертарианской идеи: все ходят на лекции, на митинги! Их идеи я не во всем разделяю — они во многом экстравагантны, — но они очень заметны. Так что представление, что Россия — это какой-то темный угол, чуждый прогрессу, не соответствует действительности.

Но посмотрите на «системных либералов» — они же, как только приходят во власть, начинают вести себя как кошмарные русофобы, рассказывать о темных сторонах русского народа, что народ у нас дикий и если дать ему свободу, пойдет их всех убивать.

  • «Давайте спорить о вкусе устриц с теми, кто их ел». О чем спорят Шойгу и Кудрин

Я не знаю ни одного системного либерала (ни из»Яблока», ни из СПС, ни Кудрина), который, пойдя во власть, делает что-либо полезное. Они просто участвуют в этом вредном танце, который призван только упрочить режим».

Популизм на марше и бардак с брекситом

«Популистские лидеры изнутри западных устоявшихся демократий подрывают верховенство закона, независимость судов и других институтов. Почему в мир пришел популизм? Многие не понимают; думают, что по экономическим причинам, винят ВТО, свободное движение товаров и услуг. Мы видим усиление левого популизма — демонстранты требуют перераспределять доходы, хотят опеки государства.

И еще больше — рост правого популизма. Правые силы поняли то, чего не поняли левые, — это психологический феномен идентичности.

Мы как люди считаем, что у нас есть личность и есть внутренний мир, и хотим, чтобы нас признали. Если мы не получаем уважения, то мы злимся, и это переносится на мир политики.

Люди не поступают рационально в политике. Многое в политике — это политика достоинства. Менее образованные люди чувствуют себя незаметными в этой жизни и поэтому легко идут за демагогами, которые винят иностранцев, приезжих.

  • «Я и есть народ». Как популизм объединил Трампа, Чавеса и Дутерте

Однако есть обнадеживающие знаки. Во-первых, демографическая база популизма не будет расти.

Во-вторых, популисты зачастую не знают, как править: тори в Британии устроили полный бардак с брекситом.

А что происходит в моей стране, США? Что бы ни говорил президент, начатые им торговые войны очень сложно выиграть, и мы на пороге кризиса. Если в следующем году в результате выборов Трамп уйдет, это будет иметь глобальное значение, это будет важный сигнал для международного сообщества, который воспримут избиратели всех стран.

Пока что мы [США] отправляем в мир печальные послания».

«А я вот хочу про популизм спросить совета от професоора Фукуямы и от аудитории.

Да, идет расцвет популистских политиков. Но есть и просто мода на это слово: всё что угодно называется популизмом.

Что я должен говорить, чтобы меня не называли популистом? Когда я говорю о неравенстве — это я хочу «ограбить богатых», популизм! Когда я во время президентской кампании поднял вопрос о минимальной зарплате, после этого 80 процентов времени я провел в спорах об этом и постоянно слышал: «Ты популист, потому что говоришь то, что нравится людям», — хотя достойная минимальная заработная плата — совершенно нормальная вещь в Европе, и введена в Америке.

Если скажешь слово «миграция» — всё, нужно бежать. Крики «популист!» и кирпичи будут лететь тебе вслед. Получается, что непопулисты — только те, кого никто не поддерживает.

Совет Гуриева

На вопрос российского оппозиционера, желавшего понять, как избежать ярлыка популиста, профессор Фукуяма ответить не успел. В зале поднялась рука, и Жанна Немцова дала слово Сергею Гуриеву — до недавнего времени вице-президенту Европейского банка реконструкции и развития, ныне — профессору Института политических исследований в Париже.

Гуриев — когда-то, к выборам мэра Москвы-2013, написавший для Навального экономическую предвыборную программу — определил популизм как стремление лидера подменить демократическую систему своей личной популярностью: «Самая опасная форма популизма, когда лидер говорит людям: вы меня выбрали, я ваш прямой представитель и поэтому мне не нужны никакие институты. Если суд или парламент мне говорит, что я не могу что-то сделать — я буду бороться с ними. Кстати, Трамп сказал именно это, когда принял номинацию от Республиканской партии. В момент, когда ты говоришь: «Лично я — вот решение проблем нашего народа!» — ты становишься опасным популистом».

«Давать людям, что они хотят, — это не популизм, это демократия», — уточнил знаменитый экономист.

«Спасибо!» — вырвалось у Навального.

Две России, две идентичности

«Путинская идентичность России — это ностальгия. Тоска по тому виду прекрасного Советского Союза, которого никогда не существовало.

Путин строит на ностальгии и на требовании публичного уважения. Народу в России предлагается такая модель: в мире есть только две страны — это Россия и США, и все, что проиходит в мире, вращается вокруг их противостояния.

Правообладатель иллюстрации
Boris Nemtsov Foundation/Youtube

Все остальные страны, особенно европейские, — не являются настоящими, поскольку «мы их защитили от фашистов».

Эта модель мира никогда не имела ничего общего с реальностью и уже гражданами не воспринимается. Не Путин запустил человека в космос и выиграл Вторую мировую войну. Для сегодняшнего поколения ведь Вторая мировая война — это уже как Отечественная война 1812 года: мы уже не имеем к ней отношения, хотя мы ей гордимся.

Моя идентичность для России — люди в России заслужили достойной жизни прямо сейчас. Более того, они этого хотят. Это будет богатая европейская страна. Руские люди любят поразмышлять о том, какие они особенные. Да, это будет совершенно особенная, цивилизованная европейская страна».

Шизофренические отношения

«Нет никакого эффективного способа построения отношений с Россией с учетом того, чем стала Россия сейчас. Не думаю, что разговоры ради самих разговоров куда-то приведут. Многие страны в Европе хотят вести диалог с Россией по своим экономическим соображениеям, и если им это позволить, то режим санкций за Крым рухнет.

Соединенные Штаты шизофреническим образом взаимодействуют с Россией. В конгрессе и демократы, и республиканцы воспринимают Россию как главного геополитического противника. Но есть одна личность, которая с этим не согласна. И эта личность — американский президент.

Американский президент каждый день говорит то, с чем не согласна остальная часть истеблишмента. И с Украиной — до недавнего момента поддержка и помощь Украине в конгрессе была двухпартийной. А теперь тот же самый человек воспринимает Украину как территорию демократов и смотрит на нее через призму партийной политики.

Мне очень жаль президента Зеленского. Меня очень беспокоит происходящее».

Атака на свободу интернета: это хорошо или плохо?

«Ясно, что в мире стоит вопрос регулирования интернета. Есть две модели. Китайская модель — там в интернете можно написать только то, что государство хочет, чтобы вы написали.

На Западе вторая модель — у нас две большие американские компании [Google и Facebook] контролируют большую часть информации в интернете. Они не враждебны демократии, но они не обязательно поддерживают демократию. Их бизнес-модель строится на раздувании разногласий, поэтому, например, продвижение теорий заговора в сети приносит им прибыль.

Вряд ли мы хотим поддерживать государственную цензуру сети — китайская модель в демократическом государстве невоспроизводима.

Но та власть, которая есть у двух интернет-корпораций, слишком сконцентрирована, и не только в США: «Фейсбук» — ведущий канал общения в десятках стран.

Такую власть лучше бы не держать в одних руках».

«В России, конечно, идет атака на интернет.

Но если мы говорим о политическом YouTube в России — это 15 человек, и большая часть из них уже живет за границей. В том числе и здесь, в Польше.

Здесь, кстати, живет и самый популярный чеченский блогер Абдурахманов, и он постоянно подвергается угрозе высылки. В России его неминуемо ждут пытки и, вомзожно, смерть. Надеюь, этого не произойдет.

При этом в России своя модель госконтроля — давить интернет в офлайне.

Владимир Путин придумал передовую интернет-технологию, такой стартап: в РФ если вы выкладываете или пишете что-то, что не нравится власти, то физические люди в масках постучат вам в дверь и физически не дадут вам вещать в YouTube, заберут сервер и так далее.

Будет ли поглощение Беларуси Россией?

«Несомненно, Кремль об этом мечтает. Но есть одно препятствие — это Александр Григорьевич Лукашенко. Мы увидим любопытную игру двух авторитарных лидеров.

Какими будут отношения с Белоруссией у прекрасной России будущего? Не нужно ничего выдумывать: прекрасные соседские отношения, свободная торговля. Больше не нужно будет делать ничего».

«Интеграция по сценарию, в котором две страны объединяются и Путин остается у власти еще на 10 лет как глава новой конфедерации, опасна для международных отношений.

Это увеличит российскую территорию, российский ВВП и военную мощь. Российская армия придвинется гораздо ближе к Восточной Европе. Это опасный ход событий.

Но не думаю, что Россия легко переварит Беларусь».

Использованы фотографии Astrid Stawiarz/Getty Images, Sergei Fadeichev/TASS, David Levenson/Getty Images

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *