Борис Рожин: Бандеровский яд и ракетный террор

Борис Рожин: Бандеровский яд и ракетный террор

Борис Рожин: Бандеровский яд и ракетный террор

Военный эксперт об обстановке в зоне боевых действий 

— Есть ли вероятность того, что нагнетание темы «наступления на Херсон» является дезинформацией со стороны Киева с целью отвлечь внимание от другого направления, на котором ВСУ действительно планируют нанесение удара?

— Шайка Зеленского как раз и объявила, что все это «дезинформация». «Дезинформацией» это стало после того, как потерпели неудачу попытки наступления на реке Ингулец и у Высокополья, которые закончились большими потерями ВСУ.

Также мы наблюдали за последнюю неделю переброску подкреплений в Херсонскую и Запорожскую области, которые делали попытки ВСУ проводить серьезные наступательные операции еще более сомнительными.

Помимо этого, систематические удары по Николаеву сделали практически невозможным эффективное продвижение ВСУ на Херсон со стороны Николаева в силу больших потерь в людях и технике.

Все это не отменяет того факта, что под прикрытием болтовни о наступлении на Херсон ВСУ могут готовить наступательные действия в Запорожской или Харьковской областях, рассчитывая ввести командование ВС РФ в заблуждение.

— Как вы оцениваете подлинность появившихся в Сети выдержек из «доклада Залужного», в котором фигурируют колоссальные потери украинской стороны? Не фальшивка ли это, цель которой — усыпить бдительность российской стороны?

— Достоверность его оценить затруднительно, но вполне очевидно, что ВСУ понесли колоссальные потери с февраля 2022 г., и по минимальным оценкам потеряли до 50-70 тыс. только убитыми, не считая раненых, пленных, дезертировавших, пропавших без вести.

Относительно дезинформации, то МО РФ вряд ли опирается на подобные публикации в оценке реальной боеспособности и численности ВСУ.

— Возможное отравление Сальдо и убийство Виталия Гура — это звенья одной цепи? Если да, кто может быть следующей целью бандеровского подполья?

— Важно понимать, что такие нападения, как и прочие террористические акты, будут продолжаться длительное время в рамках кампании террора, которую разворачивают СБУ и ГУР МОУ на освобожденных территориях. Целями атак будут чиновники ВГА, гражданские специалисты и российские военные.

Работать с этим надо точно так же, как с террористическим бандподпольем на Кавказе, а также использовать позитивный советский опыт борьбы с бандеровщиной 40-50-х годов.

Само собой, СБУ и ГУР МОУ должны быть на официальном уровне быть признаны террористическими организациями, а все сотрудники и лица, с ними взаимодействующие, априори проходить по статье «терроризм». В проведении КТО в течение ближайших нескольких лет важны методичность и системность.

— ВСУ наращивают интенсивность обстрелов Запорожской АЭС. Киев стремится повредить хотя бы один из реакторов или это, скорее, психологический террор?

— Станции уже нанесены определенные повреждения, так что тут дело, конечно, не только в психологическом терроре.

Шайка Зеленского и ее хозяева наглядно показывают, что создание зоны ядерной катастрофы для них является допустимым сценарием. Это стоит учитывать в дальнейшем.

Само собой, эти обстрелы направлены на распространение паники и срыв референдума о присоединении Запорожской области к России. Поэтому людей пытаются запугать угрозой второго Чернобыля.

— Какие населенные пункты должны быть освобождены, чтобы обстрелы Донецка если не прекратились, то свелись к минимуму?

— Для сокращения обстрелов Донецка необходимо освободить Славянско-Краматорскую агломерацию, взять Угледарский укрепрайон (включая Марьинку), а также Авдеевку.

Отодвинув противника к Красноармейску, можно уменьшить интенсивность обстрела города, хотя дальнобойные РСЗО и ОТРК еще длительное время смогут наносить удары, но это уже не столь критично, как ситуация, когда город можно накрывать огнем артиллерии калибра 122-152 мм.

— В первые дни после начала массового применения «Хаймарсов» был нанесён серьёзный ущерб штабам и складам союзных сил. Мы извлекли уроки?

— Очевидно, что в ответ мы применяем тактику рассредоточения сил.

Плюс внесены коррективы в работу ПВО, в результате чего эффективность применения тяжелых РСЗО противником несколько снизилась, хотя они по-прежнему наносят урон нашей инфраструктуре и логистике.

Очевидно, что ВС РФ адаптируются и к этому виду вооружений у противника.

— В теории, существует ли какое-то конвенциональное вооружение, гипотетическая передача которого Украине могла бы временно качнуть чашу весов в пользу нацистского режима? К чему нам стоит готовиться на случай, если конфликт продолжится как минимум до 2023 г.?

— Не думаю, что шайка Зеленского может рассчитывать на какую-то военную победу в 2022-м или 2023-м годах при текущих темпах и номенклатуре передачи вооружений странами Запада.

К 2023-му году ВСУ будут полностью зависеть от западных поставок, которые, в свою очередь, будут зависеть от того, как ЕС сможет пройти через предстоящий энергетический кризис со всеми его экономическими последствиями.

Из того оружия, которое реально может доставить проблемы — тактические ракеты (ОТРК) большого радиуса действия, ЗРК среднего и дальнего радиуса действия, современная бронетехника, современные артиллерийские системы, а также современные самолеты.

— Спецоперации скоро будет полгода. По-прежнему считаю, что для полноценного выполнения задачи по денацификации и демилитаризации Украины России не хватает средств, прежде всего, живой силы. Я уже не говорю про БПЛА и ВТО. Каким образом могут быть решены задачи СВО с учетом ограниченных сил и средств, привлекаемых РФ для операции?

— С моей точки зрения, текущий ход СВО показывает необходимость дальнейшего увеличения численности группировки на украинском направлении, а также дальнейшего наращивания количества как обычных квадрокоптеров, так и армейских разведывательно-ударных дронов в войсках.

Необходимо дальнейшее наращивание производства ракет различных типов для интенсификации ударов по военной инфраструктуре Украины. Решение этих задач, в случае принципиального отказа от мобилизации, заключается в привлечении дополнительных добровольцев, общем увеличении численности вооруженных сил, а также повышении эффективности работы предприятий ВПК с упором на наиболее необходимые фронту образцы вооружений.

Относительно целей, как говорилось еще в марте, ситуация «сириизировалась», поэтому мы и далее будем видеть множество фронтов с последовательными ограниченными наступательными операциями.

Похожие записи