Влюбленные из Дерби: как двое мусульман готовили теракт в Британии

Влюбленные из Дерби: как двое мусульман готовили теракт в Британии

Правообладатель иллюстрации
JULIA QUENZLER

Image caption

Ровейда аль-Хассан и Мунир Мохаммед, зарисовка из суда

Двоих мусульман, которые нашли друг друга на сайте знакомств, признали виновными в подготовке террористического нападения в английском городе Дерби. Их также подозревают в попытке отравить людей.

Что за люди готовили это нападение и как они оказались в Британии?

  • Доклад: теракт в Манчестере можно было предотвратить
  • Хроника самых громких терактов за последние 10 лет в Британии
  • Теракты в Британии: как победить радикальную идеологию?

Мунир Мохаммед мнил себя любимцем женщин. Он и правда обладал определенным обаянием.

Но он настолько возомнил себя ловеласом, эдаким онлайн-Казановой города Дерби, что стремился обзавестись сразу четырьмя женами.

Первую он бросил во время эмигрантских странствий в Греции, со второй так и не успел встретиться; с третьей, британкой Ровейдой аль-Хассан все также сложилось не лучшим образом.

Она оказалась на скамье подсудимых в суде Олд Бэйли вместе со своим бойфрендом — женщину обвиняют в соучастии в подготовке крупного теракта.

Правообладатель иллюстрации
Nectu

Image caption

Мунир Мохаммед. Фото сделано в полиции после задержания

План состоял в следующем:

  • Мунир Мохаммед покупает химические вещества для изготовления взрывного устройства в корпусе скороварки;
  • Он предлагает себя в качестве «одинокого волка» вербовщику группировки «Исламское государство»* в «Фейсбуке»;
  • Он изучает способы изготовления яда во время работы в компании по производству готовой еды для супермаркетов;
  • Его возлюбленная Ровейда аль-Хассан помогала ему советами, поскольку была дипломированным фармацевтом;
  • Все это время Мунир Мохаммед с помощью фальшивых документов пытался легализоваться и получить работу в Британии.

Правообладатель иллюстрации
Nectu

Image caption

Уроженка Судана Ровейда аль-Хассан приехала в Британию еще ребенком

Кто такой Мунир Мохаммед?

Суданка Ровейда аль-Хассан приехала в Британию легально еще в детстве, в то время как 36-летний Мунир Мохаммед, уроженец Эритреи, рос в Судане без матери.

После ее смерти Мунир подростком работал в Ливии, а затем вернулся в Судан, чтобы жениться.

В поисках лучшей жизни вместе с беременной женой он в июне 2013 года отправился в Европу, заплатив контрабандистам за перевозку через опасный пролив Микале между Турцией и греческим островом Самос.

Они добрались до Афин, после чего продолжили свой путь пешком. Когда его супруга Лана потеряла ребенка, Мунир Мохаммед продолжил свой путь в одиночку, оставив ее в Греции.

Он шел по теперь уже хорошо известному балканскому мигрантскому маршруту и в январе 2014 года добрался до Франции.

Там он еще раз заплатил контрабандистам, которые спрятали его в направлявшуюся в Британию фуру. Так он оказался на трассе М1 в английском графстве Бердфордшир.

Image caption

Магазин Kerry Foods: Мунир Мохаммед устроился сюда по поддельным документам

Полиция передала его иммиграционной службе, и в феврале 2014 года он подал прошение о политическом убежище. Его отпустили из иммиграционного центра и поселили за счет государства вместе с другими беженцами в доме на Леопольд-стрит в городе Дерби.

Разрешения на работу Мунир Мохаммед не получил и стал работать нелегально — сначала на автомойке, а затем уборщиком в индийском ресторане.

К маю 2016 года он получил документы гражданина ЕС на чужое имя и стал работать в компании Kerry Foods, производящей готовые блюда в городе Бертон-апон-Трент. В суде он рассказал, что занимался приготовлением соусов для готовых блюд, которые поставлялись в крупные сети супермаркетов Tesco и Morrisons.

Путаясь в показаниях, в суде Мунир Мохаммед утверждал, что отправлял деньги брошенной им в Греции женщине. Он, правда, также утверждал, что успел за это время «жениться» на другой женщине в Судане.

Проблема в том, что с этой суданской женой он ни разу не встречался и скал искать себе более реальную спутницу в Британии. Он завел аккаунт на британском сайте знакомств для мусульман, где и нашел Ровейду аль-Хассан.

Все это время он все больше попадал под влияние группировки «Исламское государство».

Правообладатель иллюстрации
Facebook

Image caption

Страница Мунира Мохаммеда в Фейсбуке

Как Ровейда аль-Хассан оказалась соучастницей?

32-летняя Ровейда аль-Хассан родилась в обеспеченной суданской семье и переехала в Лондон еще в детстве. По окончании университета жительница северного Лондона отправилась в Хартум помогать своему мужу развивать успешный фармацевтический бизнес. Но муж ей изменял.

С двумя детьми она вернулась в Британию и начала сложный бракоразводный процесс, продолжая поиски достойного спутника жизни.

«Я ищу простого, честного, прямого человека, главное для которого — страх перед Аллахом, — написала она в объявлении на сайте знакомств. — Я ищу человека, с которым я могла бы оказаться на одной волне в духовном и интеллектуальном плане. Человека, который сможет научить и вдохновить меня».

Мунир Мохаммед показался ей таким человеком. Три месяца они общались через чат сайта знакомств и по телефону. Нередко эти разговоры завершались далеко за полночь.

«Между нами возникла эмоциональная связь, — рассказала женщина в суде. — Возникли чувства. Мне нравилось внимание с его стороны».

В апреле аль-Хассан отправила Мохаммеду фотографию своего счастливого сына с тортом, купленным ребенку на день рождения. В ответ она получила пять видеозаписей «Исламского государства».

Аль-Хассан не удивилась и не возмутилась увиденным. Более того, как утверждал в суде королевский прокурор Энн Уайт, Ровейда и Мунир вскоре стали единомышленниками.

Аль-Хассан, как выяснилось в суде, также стала посылать своему онлайн-партнеру аналогичные ссылки на материалы, оправдывающие войну против «неверных».

Чем дальше заходили их отношения, тем более интенсивным был обмен видеоклипами — нередко это происходило глубокой ночью.

Image caption

Одна из записей Курди на странице в «Фейсбуке»

Когда Мохаммед отправил аль-Хассан шокирующий клип, в котором дети убивали пленных, она написала в ответ: «Отправь мне еще». Связь крепла, и в конце концов они встретились.

Дела у Мунира Мохаммеда шли хорошо. Но все яйца в одну корзину он складывать не собирался.

Он вовсе не был уверен в том, что одинокая, склонная к депрессиям Ровейда была подходящим для него спутником жизни.

В суде он сказал, что ему было позволено иметь четыре жены и что он не хотел бросать свою интернет-супругу в Судане — ту самую, с которой он ни разу не виделся.

Удерживал он ее не столько шепча нежности в телефонную трубку, сколько ведя с нею откровенную экстремистскую пропаганду — он отправлял ей тот же набор насилия и жестокости, которым он делился с аль-Хассан.

В одном из сообщений он написал ей: «Это твое задание, читай, пока не заснешь. Читай внимательно, вникай в то, что читаешь… Главное, прочти все до конца».

Эти сообщения, одно из которых сопровождалось хэштегом в поддержку ИГ, были представлены суду защитником аль-Хассан, по утверждению которого ловелас из Дерби пытался радикализировать и держать под контролем всех попадавшихся ему на пути женщин.

Сам Мунир заявил в суде: «На все воля Аллаха… Она ленилась, и я хотел, чтобы она прочла все, что я ей посылал».

Прокурор Энн Уайт рассказала в суде, что в июле 2016 года, уже работая в цеху по производству готовых блюд, Мунир заинтересовался рецептом изготовления яда рицина и обратился к аль-Хасан за советом. Она порекомендовала ему некоторые сайты, после чего, как свидетельствует биллинг телефонных звонков, они говорили друг с другом в течение 40 минут.

К идее изготовления яда Мохаммед вернулся в ноябре. До этого, однако, он установил контакт с неким Абубакром Курди, вербовщиком ИГ, находившимся, по словам обвиняемого, в Греции.

Правообладатель иллюстрации
Nectu

Image caption

Мунир пытался купить в магазине ASDA компоненты, из которых можно приготовить взрывчатку

Курди, который, по мнению полиции, скорее находится в Сирии или Ираке, вербовал потенциальных «одиноких волков» для терактов в «Фейсбуке», и Мохаммеда ему рекомендовал их общий знакомый.

«Ты только дай приказ, — писал ему Мохаммед 11 августа. — С моей стороны будет полная готовность и подчинение эмиру».

«Я надеюсь, Аллах наставит тебя на правильный путь, — отвечал Курди. — С божьей помощью мы организуем что-то новое».

Позднее Абубакр Курди опубликовал общее послание своим последователям, в котором говорилось: «Вводите яд в еду и пищу, запрещенную исламом. Изучайте разные яды и способы их изготовления. Ядом можно мгновенно убить сотни людей».

Спустя месяц Мохаммед пожаловался Курди на недостаток инструкций. «Если можно, пришли мне рецепт теста для хлеба, который мы делаем в Сирии, и другие кулинарные рецепты».

Прокуроры считают, что на самом деле это была завуалированная просьба об инструкции по изготовлению взрывчатых веществ.

«Мы в ближайшее время сообщим тебе, как делать тесто для ливанского хлеба. Я хочу организовать для тебя новую работу».

Пока инструкции шли, Мохаммед снова попросил Ровейду аль-Хассан о помощи.

Правообладатель иллюстрации
Nectu

Image caption

Рабочий стол на компьютере Мунира Мохаммеда

Покупка ингредиентов

1 декабря обвиняемые говорили по телефону, после чего аль-Хасан отправила Мохаммеду короткое сообщение: «Перекись водорода».

В тот же вечер он отправился в универмаг ASDA в Дерби, и, говоря со своей подругой по телефону, искал в магазине нужные ему вещества. Однако Мохаммед плохо усвоил ее рекомендации: он купил жидкость для снятия лака с ногтей, однако оказалось, что именно в ней нужных ингредиентов для взрывного устройства не оказалось.

Несмотря на эту ошибку, обвинение сообщило суду, что в доме обвиняемого была найдена перекись водорода и другие химикаты, которые могли использоваться для изготовления взрывчатки.

Пока Мунир Мохаммед был занят подготовкой к изготовлению взрывчатки, работа над рицином у него застопорилась. Он, казалось, полностью сосредоточился на бомбе. Но если бы он не отступил от идеи яда, мог ли он отравить готовые блюда на фабрике, где он работал?

Инспектор северо-восточного управления по борьбе с терроризмом полиции Англии Пол Гринвуд считает, что риск отравления нужно рассматривать в контексте, хотя отвергать такую возможность ни в коем случае нельзя.

«У него была подробная пошаговая видеоинструкция по изготовлению рицина. Он прекрасно знал, что и как надо делать. Конечно же, он представлял опасность, и если бы продуктовая компания знала, если бы мы знали о его интересе к рицину и о том, что он работает с продуктами, мы, конечно, приняли бы меры к тому, чтобы помешать ему и добиться прекращения его работы в этой фирме. В то же время мы не увидели никаких доказательств того, что он действовал именно в этом направлении».

Профессор Крис Эллиот, ведущий специалист по проблемам продовольственной безопасности Королевского университета в Белфасте, сказал в интервью Би-би-си, что вероятность успешной акции по отравлению крупных запасов продовольствия чрезвычайно мала.

«Существует целый набор мер предосторожности, который обеспечивает невозможность такого отравления, — говорит он. — Бдительность очень высока, весь процесс проходит под строгим контролем».

В сердце этого процесса — целый набор нормативных актов, выработанных совместно государством и представителями пищевой индустрии, направленных на предотвращение любых попыток заражения.

Правообладатель иллюстрации
Nectu

Image caption

Мунир Мохаммед выбирал в магазине скороварку, из которой собирался изготовить корпус бомбы

Как Мунир Мохаммед оказался в Британии и получил работу?

Профессор Эллиот считает, что это дело Мохаммеда ставит серьезные вопросы о контроле за наймом персонала: «Продовольственные предприятия по всей Британии, да и за ее пределами должны изучить это дело и задаться вопросом: достаточны ли действующие сейчас нормы? И не требуют ли они ужесточения?»

В ходе процесса выяснилось, что обвиняемый, не имея права на работу в Британии, получил поддельные удостоверение личности и водительские права на имя другого человека из Нидерландов. По этим документам, в которые он сумел вклеить свою фотографию, он встал на учет в рекрутинговой компании GI Group, что в конечном итоге и привело его на работу в Kerry Foods.

GI Group заявила, что согласно существующему закону документы кандидата проверяются в его присутствии на предмет наличия у него права на работу в Британии.

«Мы со всей серьезностью относимся к регистрации временных работников и соблюдаем все существующие нормы, — сказал представитель компании. — В данном случае мы полностью сотрудничали с властями и, более того, заказали независимое расследование, которое подтвердило, что процесс проверки кандидата проходил в полном соответствии с требованиями министерства внутренних дел к подтверждению права на работу как для граждан, так и для людей, не являющихся гражданами Великобритании».

Компания Kerry Foods на просьбу Би-би-си прокомментировать дело ответила отказом, но в опубликованном после оглашения приговора заявлении говорится, что компания полностью сотрудничала со следствием, а продовольственная безопасность «является первоочередным приоритетом в ее деятельности».

Неясно, однако, есть ли у сотрудников этих двух компаний достаточно квалификации или возможности получить соответствующую помощь от государства для того, чтобы они могли продвинуться в этой деятельности дальше.

«Если человек приходит с подлинными документами, то в отсутствие каких бы то ни было других, скажем, биометрических методов проверки, рекрутинговому агентству на самом деле очень трудно определить, тот ли именно перед ними человек, чье имя указано в документах, — говорит Пол Гринвуд. — Мне кажется, есть необходимость в более тщательной проверке или, быть может, в наличии нескольких документов, удостоверяющих право на работу».

Можно ли считать случившееся провалом существующей в МВД системы?

В Хоум-офисе говорят, что хотя от компаний и требуется проверять рабочую силу на предмет выявления нелегалов, ожидать от них достаточной квалификации для выявления фальшивых документов было бы неверно. Они могут распознать «лишь те случаи, когда подделка достаточно очевидна».

При этом статус Мунира Мохаммеда в Британии остается совершенно не проясненным. Министерство внутренних дел, правительственное ведомство, ответственное и за иммиграцию, и за национальную безопасность, комментировать это дело отказалось. Не говорят там также и о том, были ли сотрудники министерства в курсе подозрений спецслужб.

Правообладатель иллюстрации
Nectu

Image caption

Один из поддельных документов Мунира на имя гражданина Нидерландов

Представленные в суде документы позволяют предположить, что обвиняемый находился в своеобразном правовом вакууме.

Сам Мохаммед обратился к члену парламента от его округа Маргарет Беккет за помощью и поддержкой. Встречаться с ним она не стала, но, как и во многих других иммиграционных делах, ее сотрудники обратились в министерство внутренних дел с запросом о нынешнем статусе заявителя.

В августе 2016 года сотрудник министерства заявил, что конечного срока для рассмотрения дела Мохаммеда нет, так как у него «нет простого решения». Это означает, что дело его стало одним из множества «сложных» заявлений на получение политического убежища. С момента его приезда в Британию число таких заявок выросло на 40%.

Так что Мунир просто сидел и ждал. А пока ждал, начал готовить теракт.

*»Исламское государство» — запрещенная в России террористическая группировка.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *