Шпионы в реальной жизни. Интервью с шестью британскими агентами

Шпионы в реальной жизни. Интервью с шестью британскими агентами

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Штаб-квартира британской разведки находится в Лондоне на берегу Темзы

Каково это — быть британским шпионом? Это и правда шикарные авто, секретные операции в экзотических странах и водка-мартини, которую нужно взболтать, но не смешивать?

Шесть агентов трех британских секретных служб — MИ-5 (Служба безопасности), МИ-6 (Служба внешней разведки) и GCHQ (Центр правительственной связи) — рассказали Би-би-си о своей работе и прокомментировали некоторые стереотипы и суждения о спецслужбах.

Имена всех шестерых, само собой, изменены.

1. Работа в MИ-6 похожа на приключения Джеймса Бонда

Нет. То есть вообще нет. Даже близко не так.

«Но мы часто сталкиваемся с таким стереотипом», — говорит Кейт, которая уже 10 лет занимается в МИ-6 подбором и подготовкой кадров.

«Честно говоря, нам нравится сравнение с Джеймсом Бондом, чья жизнь полна гламура, — признается она. — Но, к сожалению, не все мы водим Астон Мартин. Нас чаще можно встретить в автобусе или в метро».

Правообладатель иллюстрации
Columbia Pictures

Image caption

Правда ли, что жизнь английского шпиона похожа на приключения агента 007 ?

Джон, который проработал в МИ-6 15 лет, включая работу за рубежом, добавляет:

«Все эти стереотипы — что у нас под мышкой пистолет, а в руках бокал мартини — неправда, — говорит он. — Но кое в чем фильмы о Бонде не врут: у нас есть свои Q (персонаж фильмов об агенте 007, глава исследовательского и технологического департамента). Q существуют в реальной жизни!»

«У нас действительно есть блестящие инженеры, которые снабжают нас всеми необходимыми гаджетами. Только наши парни круче, чем у Бонда», — заверяет нас Джон.

2. Работу шпиона получить невероятно трудно

Да и… нет.

Джо, чей стаж в MИ-5 составляет 15 лет, и которая тоже занимается набором кадров, говорит, что проверка кандидатов обычно занимает от шести до девяти месяцев.

«Процесс долгий и скучный, но у нас есть команда специалистов по проверке, которые существенно облегчают нам жизнь», — говорит она.

Амиша поступила на работу аналитиком в MИ-5 два года назад.

«В этом процессе даже есть какой-то терапевтический эффект», — говорит она о собеседовании с кандидатами, которое длится от трех до восьми часов и проходит один на один со специалистом по проверке.

3. Вас возьмут, только если вы из высших слоев общества и закончили Оксфорд или Кембридж

Не совсем так.

Кое-кто из шестерых героев этой статьи действительно закончили Оксфорд или Кембридж. Так как имена их вымышленные, неизвестно, есть ли у кого-нибудь из них аристократические корни.

Но, как заверяет Диа, эта работа не только для таких. «Это одно из распространенных заблуждений», — говорит она.

«Я не училась ни в Оксфорде, ни в Кембридже. У нас есть люди, которые закончили простые школы, у некоторых вообще нет высшего образования, но это не значит, что они не могут ничего привнести в нашу работу», — утверждает Диа.

Джон с ней согласен.

«15 лет назад все считали, что сотрудник секретной службы — это белый мужчина, представитель высших слоев общества, закончивший престижное учебное заведение. Но даже тогда эти стереотипы не соответствовали действительности, а сейчас все продолжает меняться к лучшему», — говорит он.

«Ко мне все это вообще не подходит: я учился в обычной государственной школе», — добавляет Джон.

Правообладатель иллюстрации
GCHQ

Image caption

Штаб-квартира Центра правительственной связи (GCHQ)

Все три секретных службы стремятся набирать сотрудников из разных социальных и этнических групп, особенно после опубликованного в этом году парламентского доклада, в котором их кадровая политика подверглась критике.

По словам Джо, здесь достигнут прогресс, но предстоит еще многое сделать.

4. Если вы хоть раз пробовали наркотики, путь в секретную службу вам заказан

Это не обязательно так.

«Каждый раз решение принимается индивидуально», — говорит Джо.

«Если вы, скажем, что-то курили в 16 лет, это не означает автоматически, что вас не возьмут на работу в спецслужбы. Но кандидат, само собой, принимать наркотики не должен», — говорит он.

Все шестеро собеседников корреспондента Би-би-си при приеме на работу сдавали анализы на наркотики. Часто для анализа берутся волосы кандидата.

Лилли — инженер-исследователь из GCHQ с семилетним стажем — рассказывает, что иногда такой тест приводит к неожиданным ситуациям.

«После этой процедуры я отправилась в парикмахерскую. Мой мастер любит поболтать, а тут он вдруг издает вопль ужаса. И я ему такая: «А! Проплешина выстриженная? Не волнуйся — это не твоя работа!»

5. Никому нельзя говорить, где вы работаете

Можно. Но вы должны хорошенько подумать, кому вы это рассказываете.

«Общая рекомендация для сотрудников MИ-5: вы можете рассказать семье и близкому другу», — рассказывает Джо.

Джо вспоминает, как прямо перед собеседованием решила рассказать своей семье о том, что собирается поступить на работу в MИ-6.

«Мой отец тут же сходил к себе в кабинет, вернулся с полным собранием сочинений Джона Ле Карре и сказал: прочти это перед собеседованием», — рассказывает Джо.

«Прямо скажем, совет был так себе… Мужу я рассказала о своей работе, когда нашим отношениям было уже полгода. Разговор получился интересным. Но мы до сих пор вместе», — говорит она.

Большинство сотрудников предпочитают говорить, что они на госслужбе или просто уходят от прямого ответа.

Правообладатель иллюстрации
Andrew Matthews

Image caption

Бондиана привела к появлению массы неоправданных стереотипов о работе секретных служб

По словам Джо, некоторые кандидаты на работу в MИ-5 приходят на собеседование с довольно странными представлениями о будущей службе.

«Иногда меня спрашивали: а можно ходить на работу в своей одежде, или нужно маскироваться? И мой любимый вопрос, который задал один из кандидатов: должен ли я бросить свою девушку, чтобы работать у вас? Потому что, если нужно — я брошу!» — рассказывает она.

6. Шпионы не называют себя шпионами

На самом деле называют.

Но не часто.

«Так как мы не особо распространяемся о своей работе, это не частое слово в нашем лексиконе. Это было бы странно», — говорит Джо.

А Джон, напротив, говорит, что ему нравится слово «шпион».

«Я считаю себя шпионом. Шпионаж — то, чем мы занимаемся. Мы делаем это в благих целях, так что я не вижу никаких проблем в том, чтобы считать себя шпионом», — говорит он.

Кейт, которая работает с Джоном, соглашается: «Мы работаем с секретами, так что название подходящее».

7. Эта работа очень серьезная, здесь нет места веселью

Это зависит от того, что вы считаете весельем.

Джон рассказал, что ежегодно MИ-6 устраивает какое-нибудь веселое представление для сотрудников.

«Есть несколько вещей, которые вызывают у нас дух соперничества. Мы, например, устраиваем кулинарные поединки», — говорит Джон.

Диа, которая проработала в GCHQ 10 лет, соглашается: «У нас тоже проходят кулинарные конкурсы между сотрудниками, и это весело».

8. На работе вы отрезаны от мира

Да и нет.

На входе в MИ-5 нужно оставлять мобильные телефоны, это правда. Но это не значит, что сотрудники полностью изолированы от мира. Особенно если у них есть дети.

«Есть специальные технологии, которые позволяют школам при необходимости связаться с нами», — говорит Лилли, у которой есть ребенок.

Джо, тоже мама, добавляет: «Не бывает ситуаций, когда учителя наших детей не могут с нами связаться. Не думаю, что смогла бы работать в месте, которое ограничивало бы мой контакт с ребенком. Что касается ограничений на использование мобильных телефонов — иногда полезно отдохнуть от них».

9. Шпионы не любят шпионские фильмы

В случае с нашими собеседниками это неправда.

Все они посмотрели сериал Би-би-си «Телохранитель».

Правообладатель иллюстрации
Sid Gentle Films

Image caption

Амише понравился шпионский сериал Би-би-си «Убивая Еву»

«Мне очень понравилось — говорит Кейт. — Отличный фильм. Речь идет об организации, о которой мало что известно. Естественно, это захватывает. А что касается неточностей, которых, конечно, хватает, — я не могу об этом распространяться».

Еще один популярный сериал Би-би-си — «Убивая Еву». Речь в нем идет о шпионах, работающих в MИ-5 и MИ-6.

«Я получила большое удовольствие. Игра актеров потрясающая! — говорит Амиша. — Но временами мне хотелось крикнуть «Да это же неправда!» и разбить телевизор».

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *