«Ну что, дотанцевались?» Силовики сорвали рейвы в Москве и Питере. Рейверы хотят судиться

«Ну что, дотанцевались?» Силовики сорвали рейвы в Москве и Питере. Рейверы хотят судиться

Правообладатель иллюстрации
ARNOLD VEBER

Image caption

Правозащитники, помогающие посетителям клубов составить и подать жалобы на рейды силовиков, хотят, чтобы МВД в итоге отказалось от этой практики

В минувшие выходные полицейские нагрянули с антинаркотическими рейдами в два техно-клуба — московский «Мутабор» и петербургский RAF25. Проходившие там мероприятия были сорваны, а посетителей сначала долго не выпускали, а потом выборочно заставили сдавать анализы на наркотики. По факту рейда в «Мутаборе» завели одно уголовное дело — о покушении на сбыт 14 грамм мефедрона. Посетители в свою очередь пожаловались на рейды силовиков в генпрокуратуру. Правозащитники хотят добиться того, чтобы полиция вообще отказалась от практики подобных рейдов.

В одном из главных столичных техно-клубов «Мутабор» в эти выходные проходила вечеринка в честь 12-летия творческого объединения «Арма» — долгожданное мероприятие, которое должно было пройти еще в марте, но было перенесено из-за коронавируса.

«Мутабор» открылся прошлой весной на территории бывшего шарикоподшипникового завода на Дубровке. Воскресный рейд стал для клуба первым — до этого силовики в «Мутабор» не приходили. Мероприятия «Армы», которые до открытия «Мутабора» устраивали в других местах, правоохранительные органы срывали неоднократно.

«Люди стояли в страшной давке»

Полицейские ворвались на территорию «Мутабора» в районе 2:30 ночи на воскресенье. «Я была внутри, когда мне с улицы позвонил мой парень и сказал, что подъезжают автобусы с силовиками. Я хотела выйти к нему, чтобы хотя бы не быть одной, но не хватило нескольких минут», — рассказывает Лиза, которая находилась в «Мутаборе».

В рейде участвовали сразу четыре подразделения МВД, рассказали Би-би-си в пресс-службе УВД по ЮВАО: сотрудники Главного управления по контролю за оборотом наркотиков (ГУ ГУНК) МВД России, сотрудники управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД России по Москве и сотрудники отдела по контролю за оборотом наркотиков при УВД по ЮВАО, а силовую поддержку им обеспечивали сотрудники спецподразделения МВД «Гром» (СОБР ГУНК МВД России, бывший спецназ ФСКН).

Количество участвовавших в рейде силовиков в пресс-службе не уточнили. Их также сопровождал человек, снимавший все на камеру. Кто это был, неизвестно, но позже видеозапись с кадрами из «Мутабора» опубликовал телеканал 360.

Вечеринки «Армы» традиционно собирают много людей, и мероприятие в эти выходные не было исключением, — по официальным данным МВД, на момент рейда в клубе было около 2,5 тысяч человек. Ворвавшись внутрь, силовики закрыли выход и никого не выпускали из здания. Внутри была давка, рассказывают посетители.

«Музыка остановилась, включили свет, стали заходить СОБРовцы, никто ничего не говорил и не объяснял. Все выходы заблокировали, на лестнице люди стояли около часа в попытке выйти, в духоте и страшной давке. На вопросы о том, что происходит, никто не отвечал, просто говорили, что выйти нельзя», — говорит Вера (имя изменено по ее просьбе), находившаяся внутри. Пройти к своим вещам людям запрещали, добавляет Лиза.

Вера в это время находилась на «Мейне» — главной сцене клуба: «Люди садились, ложились на пол, все просто ждали, что будет дальше». Лиза находилась в районе лестницы, ведущей к гардеробу и выходу: «Силовики просто стояли, к кому-то я даже подошла и спросила, когда все закончится и нас выпустят. Он ответил, что когда «поймают злодея». Был вежлив. В основном стояли молча».

Image caption

Главная сцена «Мутабора» во время рейда

По словам собеседниц Би-би-си, внутри клуба посетителей продержали около часа, а затем начали выпускать. Лиза вышла из здания одной из первых. Ожидавший ее на улице молодой человек написал ей, что на выходе силовики светят людям в глаза и ищут тех, у кого расширены зрачки. Лизу никто не остановил, и ей удалось покинуть территорию клуба без прохождения медицинского освидетельствования.

Принуждение сдавать анализы на наркотики

Вере не так повезло: «Я вышла из клуба, во дворе было довольно много людей, стояли сотрудники в форме, выборочно цепляли людей, светили в глаза, один из них взял меня за локоть, сказал: «Пройдемте со мной» и повел на площадку неподалеку, где уже было человек 20 и штук 10 микроавтобусов, в том числе три медицинских машины».

Всего, по ее словам, сдавать анализы на наркотики отправили около 50 человек. Очередь двигалась медленно, Вера простояла в ней около трех часов, и попала в медицинскую машину только в 7 утра. Перед выходом из клуба она успела забрать в гардеробе свою куртку, но многих заставили покинуть здание без верхней одежды — в очереди на медосвидетельствование некоторые стояли в футболках.

«Там стояли микроавтобусы, но никто не предложил хотя бы сидеть в них и не мерзнуть, потом эти машины просто уехали. Вокруг нас стояли люди в штатском, контролировали чтобы никто не убежал. Периодически приходили СОБРовцы, человек с собакой. Одного парня прижимали к стене, заламывали руки и угрожали задержанием, он отказывался от освидетельствования, его, кажется, обыскивали, а он говорил, что он росгвардеец. В какой-то момент всех выстроили вдоль стены, гражданин в штатском одолжил у одного из нашей компании телефон с фонариком и просветил всем глаза», — рассказывает Вера.

Она согласилась сдать тест, потому что слышала, что тех, кто отказывался, увозили в отделение для составления протокола. «Мне эта перспектива не нравилась, поэтому я решила сдать тест, потому что после сдачи людей отпускали домой. В машине было два врача, мне дали расписку о взятии мочи на анализ. В машину заходил один из «надзирателей», спрашивал меня, часто ли я хожу в клуб, чем занимаюсь. Мне дали банку, отправили в туалет, потом перелили в экспресс-тест-банку, чтобы на месте увидеть результат. Сказали, что дальше ее отправляют в лабораторию для повторного теста, а в случае положительного результата мне придется иметь дело с наркодиспансером, ходить туда на регулярные тесты», — рассказала она. После этого Веру отпустили домой.

Image caption

Те, кого силовики обязали пройти тест на наркотики, стояли в очереди на медосвидетельствование несколько часов

Два часа на холоде и больница

Алина (имя изменено по ее просьбе), еще одна посетительница «Мутабора», на момент начала рейда находилась снаружи, во внутреннем дворике клуба. Она была в верхней одежде, а ее друг оставил пальто в гардеробе и стоял с ней в одной футболке. Силовики оцепили клуб, не выпуская никого из него и не впуская никого внутрь, в том числе в гардероб за одеждой.

  • В Тбилиси тысячи людей вышли протестовать против рейдов в ночных клубах
  • В Тбилиси танцуют на протестах против полицейских рейдов в клубах

Многие из тех, кто остался на улице, были без верхней одежды, и те, кто был в куртках, начали делиться одеждой с теми, у кого ее не было, вспоминает Алина. Она отдала другу свою толстовку, а сама осталась в одной куртке. В Москве на тот момент было около 12 градусов. На улице, по словам Алины, они пробыли около двух часов или больше, после чего людям разрешили зайти внутрь и забрать свои вещи из гардероба, а потом начали выпускать с территории «Мутабора».

Простояв в ту ночь на холоде в течение нескольких часов, Алина сильно замерзла, но серьезность ситуации поняла только утром в понедельник, когда проснулась с сильной болью в горле, которая при глотании отдавала в ухо. К вечеру вторника боль не прошла, и Алина поехала в больницу. Там ей поставили диагноз «паратонзиллярный абсцесс» и госпитализировали.

«В ту же ночь мне сделали операцию под местным наркозом, разрезали абсцесс, на утро мне его раздвинули, сегодня еще раз. Завтра, скорее всего, будут раздвигать рану снова. Не могу с полной уверенностью сказать, что [это произошло из-за рейда], но это точно повлияло на мое состояние. До мероприятия я чувствовала себя замечательно, а тогда на улице я тряслась от холода долгое время. Наверняка это произошло из-за долгого охлаждения, чего я не допускала ни до, ни после», — рассказала Алина Би-би-си.

Уголовное дело

После рейда клуб возобновил работу в 9 утра воскресенья. Вечеринка закончилась в понедельник — в районе 6:30 утра. В разговоре с Би-би-си основательница «Мутабора» Наташа Абель не стала комментировать детали прошедшего рейда полиции.

В среду, 16 сентября, главное управление по контролю за оборотом наркотиков МВД России опубликовало официальный пресс-релиз, в котором сообщило, что в ночь на воскресенье в «Мутаборе» проходили «оперативно-розыскные и профилактические мероприятия по противодействию распространению наркотиков».

В результате рейда задержали одного посетителя клуба, сообщили в МВД. Это 21-летний молодой человек, у которого на момент задержания нашли 14 свертков с мефедроном общей массой 14,4 грамма. В отношении него возбуждено уголовное дело о покушении на сбыт наркотиков в особо крупном размере, наказание по этой статье составляет от 10 до 15 лет лишения свободы.

Image caption

По факту рейда МВД официально объявило об одном возбужденном уголовном деле

«Ряд граждан, предположительно находившихся в состоянии наркотического опьянения, направлены на медицинское освидетельствование, по результатам которого будут приняты решения о привлечении их к административной ответственности», — сообщили в МВД.

Во время осмотра помещений клуба силовики нашли и изъяли свертки с таблетками и порошками — их направили на исследование, чтобы определить виды наркотических веществ и их массу. По данному факту проводится доследственная проверка, добавили в МВД.

Би-би-си направила запрос в пресс-службу МВД России по факту проведенного рейда, но ответа на него пока не получила.

«Все сбросить успели, наркоманы?»

В ту же ночь на воскресенье, когда полицейские пришли с рейдом в московский «Мутабор», аналогичное мероприятие проводилось в техно-клубе RAF25 в Санкт-Петербурге. На момент рейда там проходила вечеринка двух творческих объединений — Monasterio и Deprave.

RAF25 заработал в Петербурге в ноябре 2018 года, он расположен в подземном бункере, бывшем советском бомбоубежище в спальном районе на окраине города. Как и для «Мутабора», прошедший в эти выходные полицейский рейд стал для RAF25 первым с момента открытия, рассказали Би-би-си представители клуба.

«Так как рейд осуществляли сотрудники различных подразделений Выборгского РУВД (спецназ, отдел по борьбе с экономическими преступлениями — ОБЭП, УНК, обычная полиция), мы склонны считать случившееся своеобразной «акцией устрашения», — считают в клубе.

Вечеринка началась в полночь, в районе часа ночи ее прервали сотрудники различных подразделений РУВД по Выборгскому району Петербурга. Как сообщалось в телеграм-канале клуба, в мероприятии участвовали не менее 50 силовиков. В сообщении RAF25 его назвали «одним из самых масштабных клубных рейдов в истории последних лет, усиленным вооруженными бойцами спецназа и кинологической службой».

Силовики ворвались в помещение RAF25 с криком: «Встали к стене, быстро! Полиция!», рассказывает посетитель клуба Владимир. После этого в помещении включили свет, музыка прекратилась.

«Когда включили свет, я увидел нашивки «спецназ». Они начали орать, чтобы все встали к стене. За спецназом зашли мужчины средних лет в гражданской одежде, которые начали искать администрацию клуба. Ребята начали садиться вдоль стен», — рассказывает другой посетитель клуба Никита (имя изменено по его просьбе).

Сотрудники спецназа с оружием в руках заблокировали выходы из клуба, оба помещения внутри взяли в оцепление, покинуть их посетителям не позволяли, перемещаться внутри клуба разрешили примерно через 40 минут после начала рейда, вспоминает Владимир. Он отметил, что спецназовцы вели себя корректно по отношению к посетителям, но его возмутили действия одного из сотрудников в штатском.

«Он был максимально груб и вызывал неприязнь в виду своих личных оценочных суждений. Из его высказываний выделю: «Ну что, *******, дотанцевались?», «Все сбросить успели, наркоманы?». И возмутительный момент, когда свет включился и все увидели лица друг друга, он посмотрел на группу девушек с неформальной внешностью и пирсингом и сказал: «****, лучше бы свет не включали», — рассказывает он.

Image caption

Посетителей RAF25 во время рейда силовики заставили встать к стене и не выпускали из клуба несколько часов

Силовики привели в клуб собаку — она ходила из стороны в сторону мимо стоявших и сидевших вдоль стены посетителей клуба. Владимир затруднился вспомнить, чтобы собака обнаружила у кого-то из них наркотики. На видеозаписи из клуба, которую Би-би-си предоставил один из посетителей, видно, что собака сначала ходила мимо посетителей, но ни к кому не подходила, а затем подошла к сидевшей на полу девушке, и та погладила ее по голове. После этого сотрудница кинологической службы собаку увела под смех находившихся в клубе посетителей.

По словам Владимира, один из сотрудников, когда они были в клубе, попросил его «посмотреть глазами на свет, поднимать руки и поприседать», чтобы оценить его состояние.

Сотрудники в штатском «были расстроены и решили выжать минимум — устроили инспекцию бара на предмет законности — перепись алкоголя и прочее», рассказывает Владимир. Он отметил, что представители клуба в это время требовали у оперативников предоставить им основания для проверки, а также показать удостоверения сотрудников полиции, но те этого не сделали.

«Мы однозначно считаем вторжение силовиков незаконным. Они пробыли в клубе порядка трех часов, на что не имели ни причин, ни оснований, тем самым грубо нарушив как наши законные гражданские права, так и права наших гостей. Помимо этого, силовики оказывали необоснованное психологическое давление на наших гостей и персонал», — подчеркивают представители клуба.

По их словам, во время трехчасового рейда гостям клуба было запрещено посещать туалет. Хотя по воспоминаниям Владимира, перемещаться внутри клуба, в том числе в туалет, людям разрешили примерно через час после начала рейда, а выпускать всех начали еще через полтора часа.

Последствия рейда, задержания, допросы

В результате рейда клубу был нанесен значительный ущерб, рассказали Би-би-си в RAF25: «Спецназ разгромил входную группу — вырвали и вскрыли сейф, несмотря на наличие у администратора ключей, разбили кассу, раскидали и испортили документы, разбили аптечку и разбросали медикаменты».

Сотрудники ОБЭП, по словам представителей клуба, испортили имущество в зоне бара — вырвали кассу из-под стойки и вскрыли ее, «нарочито грубо» вскрыли холодильные шкафы и другие зоны хранения, не предъявив при этом ни документов, ни каких-либо постановлений, а также пытались изъять музыкальное оборудование со сцены.

  • Охранники, МДМА и крысиный яд. Как и в каком виде наркотики попадают на фестивали?
  • «Недетские» сроки за наркотики в Беларуси: рассказ родных и друзей

Когда людей начали выпускать, на улице шел дождь. Рядом с клубом стояла машина скорой помощи, у ближайшей дороги стоял микроавтобус со спецназом внутри, люди выходили из клуба, прятались от дождя под козырьками расположенных рядом остановок и разъезжались, вспоминает Владимир. Он вышел и смог уехать домой беспрепятственно.

Никиту же, когда он поднимался из бункера, в котором расположен клуб, по лестнице к выходу, схватил за руку один из участников рейда в штатском, спросил: «Что у тебя со зрачками» и, не дождавшись ответа, отправил его на медосвидетельствование со словами: «Иди сдавай анализы». Никиту, рассказывает он, это удивило, так как он ничего не употреблял и пил только алкоголь. Убежденный в том, что тест будет отрицательный, Никита решил сдать его, к тому же полицейские заверили его, что потом он сразу будет свободен и сможет поехать домой.

Image caption

И для «Мутабора», и для RAF25 прошедшие в эти выходные антинаркотические рейды стали первым визитом силовиков за все время их работы

«На улице стояла карета скорой помощи, а перед ней у стенки еще несколько ребят, человек пять. Лил дождь, и было очень холодно, но нас уже не пускали назад внутрь. Теплой одежды у нас не было. В карете мне дали две баночки и сказали выйти на улицу и сделать все дела. Что было крайне унизительно и неудобно под дождем, где много людей. Я сдал анализ, вышел из скорой, и меня вновь задержал мужик в штатском со словами: «Ты никуда не идешь, сейчас поедем в отделение», — рассказывает Никита. На его вопрос о том, на каких основаниях его задерживают, тот ответил, что он пьяный и у него широкие зрачки.

Его и еще троих человек посадили в машину и увезли в 19-й отдел полиции на Тихорецком проспекте. «В участок мы приехали в 3.30. Я следил за временем, потому что знал, что меня максимум могут держать три часа», — рассказывает Никита.

Согласно рапорту полицейских, Никиту задержали по подозрению в употреблении наркотических или психотропных веществ без назначения врача. К признакам наркотического опьянения полицейские отнесли шаткую походку, невнятную речь и потерю в пространстве, запаха алкоголя они не учуяли. С ним в отделе сидели еще двое парней, которых задержали по той же причине, а потом привезли еще трех человек из администрации клуба.

«Они заботливо привезли небольшой пакет с бутылками воды. Должен заметить, что ни один из задержанных не проявлял симптомов не то что наркотического, даже алкогольного опьянения», — добавил Никита.

В отделе полиции он вместе с остальными задержанным просидели около двух часов — в 5 утра их отпустили. За это время у них взяли личные данные, сфотографировали и заставили писать объяснительные. «Парня из администрации клуба позднее отвели в отдельную комнату и, как я понял, допрашивали. На довольно высоких тонах», — вспоминает Никита.

В RAF25 Би-би-си подтвердили, что троих представителей клуба привезли в отдел полиции для допроса, который продлился несколько часов, но его детали раскрывать не стали. Представитель клуба утром привез задержанным в отделе полиции воду, добавили собеседники Би-би-си.

«Далее мы готовы оказывать нашим гостям все необходимое содействие в защите их гражданских прав, а также координировать их взаимодействие с консультационными центрами и фондами помощи для оформления жалоб на незаконные действия силовиков», — заявили представители клуба.

Были ли возбуждены после рейда какие-либо административные или уголовные дела, в клубе не знают. Би-би-си направила запрос в МВД России и ожидает ответа.

«Рейв, а не рейд»

После прошедших рейдов полиции в «Мутаборе» и RAF25 юристы Фонда Андрея Рылькова (занимается вопросами снижения вреда для наркопотребителей, в России признан иностранным агентом) и правозащитного проекта Hand-help.ru совместно с активистами «Форума людей, употребляющих наркотики», запустили проект помощи людям, пострадавшим во время подобных мероприятий в ночных клубах.

В рамках этого проекта они помогают пострадавшим составить жалобы и подать их в прокуратуру и МВД. Чтобы люди могли с ними связаться, они запустили телеграм-бот Rave not Raid («Рейв, а не рейд»).

На данный момент к ним за помощью обратились более 20 человек, пострадавших во время прошедших в эти выходные рейдов. На данный момент юристы составили жалобы в МВД и генпрокуратуру для 8 человек, еще для одного человека — жалобы в МВД и прокуратуру Санкт-Петербурга, двое из них свои жалобы уже подали, рассказал Би-би-си инициатор проекта Глеб Пайкачев.

«В основном люди жалуются на срыв мероприятия и унизительное обращение со стороны полицейских. В RAF25 людей поставили лицом к стене, тем, кто пытался что-то спрашивать, угрожали задержаниями. В «Мутаборе» некоторых людей выгнали без верхней одежды, светили фонариком в глаза, обзывали наркоманами. И там, и там к людям применяли физическую силу — выдергивали из толпы, хватали за руки, выводили на медосвидетельствование, права никому не разъяснили. В RAF25 задерживали даже тех, у кого был отрицательный результат теста.», — говорит он.

Как минимум трех человек в «Мутаборе» задержали за отказ от медосвидетельстования и увезли из клуба в отдел полиции. Там на них составили протоколы по части 2 статьи 20.20 КоАП (употребление наркотических веществ без назначения врача в общественном месте). Суды по их делам уже прошли, все трое получили штрафы, рассказал Би-би-си юрист Hand-help.ru Арсений Левинсон. Он допустил, что задержанных в «Мутаборе» могло быть больше, но на связь с активистами проекта вышли пока только трое. Двое из них намерены обжаловать штрафы.

Правообладатель иллюстрации
Nikita Sologub/Mediazona

Image caption

На данный момент к правозащитникам обратились более 20 человек, которые собираются подать жалобы на действия силовиков во время рейдов

«Рейды — это открытая война с людьми, употребляющими наркотики»

В своих жалобах заявители настаивают на том, что практика полицейских рейдов является незаконной и нарушает права «значительного числа законопослушных граждан» на свободу и личную неприкосновенность (часть 1 статьи 22 Конституции), неприкосновенность частной жизни (часть 1 статьи 23 Конституции), а действия сотрудников полиции в рамках таких мероприятий унижают человеческое достоинство (статья 21 Конституции), нарушают закон о полиции и являются злоупотреблением должностными полномочиями.

«Антинаркотические рейды приводят к несоразмерному нарушению прав большого числа людей, большинство из которых никаких правонарушений не совершали. Тем не менее их произвольно задерживают, по несколько часов не выпускают из клуба, ставят к стене, заставляют приседать, подвергают произвольным досмотрам и медицинскому освидетельствованию. Такие действия полиции недопустимы. Полиция не может ограничивать права людей просто для профилактики, это противоречит каким-либо представлениям о правовом государстве, об уважении к правам и свободам человека», — говорит Левинсон.

Правозащитники намерены довести жалобы, поданные в рамках проекта Rave Not Raid, до суда, чтобы уполномоченные ведомства разобрались в ситуации и привлекли силовиков, нарушивших права посетителей клубов, к ответственности. Их глобальная цель — добиться того, чтобы полиция отказалась от практики проведения антинаркотических рейдов как незаконной и нарушающей конституционные права граждан, говорит Левинсон.

«Рейды в клубы — это открытая война с людьми, употребляющими наркотики. С точки зрения поимки каких-либо наркоторговцев они неэффективны, зачастую людей даже не обыскивают. В первую очередь ищут тех, кто употребил, и ведут на освидетельствование, чтобы потом привлечь к административной ответственности. Т.е. цель этих мероприятий запугать людей, употребляющих наркотики. Даже МВД иногда пишет в своих пресс-релизах, что это проводится с целью профилактики употребления. Это слишком жесткие меры для профилактики административного правонарушения, где нет пострадавших. Это как если бы иногда всех пешеходов на улице задерживали, чтобы не бегали на красный», — заключает Пайкачев.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *