Как умирающий в Японии язык возрождается в Бразилии

Как умирающий в Японии язык возрождается в Бразилии

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

В районе Сан-Паулу Либердаде часто смешиваются традиции самбы и народного искусства Окинавы

В Сан-Паулу в районе Либердаде легко вообразить, что вы находитесь в Токио. В этом оживленном торговом районе самого крупного города Бразилии следы японской иммиграции особенно заметны по сей день.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Японская кухня и еда весьма популярны в Бразилии

Вывески многих магазинов — по-прежнему на японском языке. Внутри продаются традиционные японские товары, от продуктов до кухонной утвари.

Покрашенные красной краской арки на улицах и внутренние садики заманивают посетителей в этот редкий уголок Японии в Сан-Паулу.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

В Сан-Паулу такие красные японские арки на улицах — не редкость

Начало японской иммиграции в Бразилию отмечается каждый год 18 июня — в тот день в 1908 году в порт Сантош к югу от Сан-Паулу прибыл первый японский пароход «Касато-мару». Он привез первых 780 японских иммигрантов благодаря заключенному между двумя странами соглашению.

Примерно половина пассажиров были родом из южной части острова Окинава, который располагается в 640 км от побережья Японии. На этом большом острове население до последнего времени говорило на различных диалектах старояпонского языка, который был повсеместно распространен там до аннексии острова Японией в 1879 году.

  • В Японии найдены самые старые в мире рыболовные крючки
  • Пять стран, где открыт секрет долгой жизни

А в наши дни в Бразилии обитает крупнейшая в мире община потомков японских иммигрантов за пределами Японии. Она насчитывает полтора миллиона человек.

Что заставляло их покидать Окинаву?

До конца 1960-х годов японские власти проводили политику содействия эмиграции из страны в попытках решить проблемы бедности и перенаселенности. Особенно приветствовалась эмиграция бедных крестьян из сельских районов.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Выходцев из Японии в Бразилии очень много

В рамках этой политики японские иммигранты отправлялись с конца XIX века на Гавайские острова для работы на плантациях сахарного тростника, на материковую часть США и на западное побережье Канады, а также в ограниченных масштабах в Мексику.

Но эти страны стали вводить ограничения на иммиграцию, и японские власти принялись искать более надежных партнеров по приему иммигрантов.

В Бразилии, где только в 1888 году было отменено рабство, в то время остро ощущалась нехватка рабочей силы, особенно на кофейных плантациях на юго-востоке страны.

Японские мигранты первоначально прибывали в страну именно на работу на этих плантациях, но очень быстро многие из них осознали, что гораздо выгоднее работать на собственной земле.

Вскоре японские крестьяне буквально преобразили плодородные орошаемые земли в штате Сан-Паулу. Они стали применять здесь передовые методы выращивания овощей и риса, а многие экзотические до того виды зеленых овощей впервые в истории Бразилии привозились именно выходцами из Окинавы.

Земля тогда была в этих местах чрезвычайно дешевой, и вскоре местные японцы стали процветать.

В отличие от родины, где после аннексии острова японские власти запрещали жителям говорить на местных наречиях, в Бразилии выходцы из Окинавы могли свободно говорить на родном языке и соблюдать традиционные обычаи.

Что стало с окинавским языком на Окинаве?

Йоко Гушикен, которой сейчас 70 лет, прибыла в Бразилию, когда ей было всего 10 лет.

Image caption

Йоко Гушикен (крайняя справа в верхнем ряду) и после эмиграции была участницей коллектива народного танца

«Если мы говорили по-окинавски в школе, нас наказывали, но дома я говорила на языке среди своих», — рассказывает она о своем детстве.

По ее словам, она и ее старший брат, также привезенный в Бразилию, до сих пор говорят между собой по-окинавски.

Однако в самой Японии различные диалекты окинавского языка переживают упадок — говорящих на них становится всё меньше. Это заставило ЮНЕСКО внести окинавский язык в список «Атлас языков мира, которым угрожает исчезновение».

Йоко Гушикен рассказывает, что ее сестра, оставшаяся на Окинаве, с трудом понимает язык.

«Когда я была у нее в гостях, мы пошли вместе в театр, — вспоминает она. — Спектакль шел на окинавском языке, и я всё понимала, а вот она — нет».

Поп-культура или традиции?

В последние годы среди молодых людей, выросших на Окинаве, растет интерес к старому языку и культуре. Окинавские студенты Мей Накамура и Момока Шимабукуро специально прибыли в Сан-Паулу, чтобы узнать побольше о своих корнях.

Image caption

Окинавские студенты Мей Накамура и Момока Шимабукуро хотят больше узнать о своих корнях, и специально для этого приехали в Сан-Паулу

Мей Накамура изучает в университете психологию и говорит, что хочет изучать историю японской иммиграции в Бразилии — особенно то, как переселенцам из Окинавы удалось сохранить свои язык и культуру.

А вот Момока Шимабукуро говорит, что ею движут личные мотивы: «Я родилась и выросла в Кине, маленьком городке на Окинаве. Я хотела бы попытаться посмотреть на историю со стороны и найти в ней собственные корни. Может быть, мне удастся обрести счастье».

Сейчас на Окинаве отношение к местным языкам со стороны Токио тоже изменилось. Японские власти стремятся подчеркивать свое бережное отношение к традиционной культуре островитян.

«Они стараются с помощью поп-музыки и фильмов в жанре «аниме» создать привлекательный образ Окинавы», — говорит бразильский историк из университета Сан-Паулу Рикардо Соргон Пиреш.

«Интерес к своим корням растет среди обитателей Окинавы, а это значит, что их начинает интересовать и то, что произошло с окинавцами в Бразилии», — объясняет Пиреш.

Кто поет по-окинавски?

Молодая певица Мегуми Гуши также прибыла в Бразилию из Окинавы с целью открыть для себя забытую предками культуру.

Правообладатель иллюстрации
Associação Okinawana Kenjin do Brasil

Image caption

Мегуми Гуши играет на саншине и поет по-окинавски

Она приехала в Бразилию по программе культурного обмена и хочет улучшить свое произношение, чтобы петь по-окинавски.

В Сан-Паулу она проводила много времени в обществе пожилых иммигрантов, а также познакомилась с членами многих фольклорных групп, которые до сих пор используют в своих выступлениях старинный народный трехструнный инструмент саншин, корпус которого покрывается змеиной кожей.

Терио Уэхара — президент Окинавской ассоциации города Вилья-Каррао, которая участвует в программе культурного обмена.

Он считает, что традиционная окинавская культура сохранилась в Бразилии потому, что островитяне всегда стремились сохранить свои корни, даже оказавшись вдали от родины.

«На Окинаве семейные корни имеют особую ценность, — отмечает он. — И в Бразилии большинство потомков островитян помнят, откуда именно прибыли их предки, помнят семейную историю».

Окинавцы сейчас очень остро ощущают свое единство, и когда они отправляются за границу, им нужно еще больше задумываться о своих корнях».

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *