Как поход в бордель поднял дискуссию о личных границах в Москве

Как поход в бордель поднял дискуссию о личных границах в Москве

Правообладатель иллюстрации
Jordi Perez Donat / Barcroft Media

Журналист московского издания Village последовал за изданием Lenta.ru и анонимно написал гонзо-репортаж из первого московского борделя с секс-куклами. Однако упоминание в нем своей бывшей девушки стоило ему анонимности и спровоцировало масштабную дискуссию в соцсетях об этичности его поведения.

«Мыслей у меня всего щепотка: если кукольные бордели помогут снизить уровень насилия по отношению к работникам секс-индустрии — дай-то бог. Если это поможет получить удовольствие и спустить пар социофобам, людям с ограниченными возможностями или же с развитой фантазией — замечательно», — заканчивал свой репортаж автор первого репортажа на эту тему, вышедшего на «Ленте.ру».

Несколько дней спустя текст про тот же бордель появился уже в издании Village. Поначалу статья вышла подписанной псевдонимом «Иван Андреев», однако уже через несколько часов после публикации выяснилось, что им оказался штатный автор издания Кирилл Руков.

В статье он сравнивал свой опыт с куклой с опытом, полученным в отношениях с реальным человеком. «Аккуратно зачесал кукле волосы за уши, как будто делаю это своей бывшей», — писал Руков. При этом он считал, что достаточно удалился от упоминания конкретных деталей, описывающих девушку, с которой он недавно расстался.

  • Министр экономики Чили извинился за свою реакцию на подаренную секс-куклу
  • Больше, чем робот: секс-кукла, с которой можно и поговорить
  • Интим с машиной: этично ли заниматься сексом с роботом

Вскоре после этого бывшая девушка журналиста написала в «Твиттере», кто на самом деле скрывался под псевдонимом, которым была подписана статья, и выложила скриншот переписки с Руковым. Это спровоцировало ряд гневных комментариев в его адрес со стороны других пользователей, в том числе и журналистов.

Однако главный редактор The Village Татьяна Симакова защитила автора и своё изначальное видение статьи.

«Мы не выдаем своих героев ни при каких обстоятельствах — это наша принципиальная позиция. Но также анонимность позволяет представить частный опыт как универсальный, посмотреть на него безотносительно личности персонажа», — написала журналистка в «Фейсбуке».

В комментарии Русской службе Би-би-си она особо подчеркнула, что редакция не будет ничего удалять «без постановления суда или Роскомнадзора».

Пропустить Facebook пост , автор: Tanya

The Village с самого начала использовал формат анонимной прямой речи: это и колонки неизвестного горожанина, и «Как все…

Posted by Tanya Simakova on Thursday, 17 May 2018

Конец Facebook сообщения , автор: Tanya

Сам Руков в серии твитов попытался лишний раз подчеркнуть свою дистанцию применительно к изображению девушки: «Конечно, я не писал текст с мотивом кого-то задеть. Для меня это было любопытное, но проходное редакционное задание».

Пропустить Twitter пост , автор: @rukov

Еще раз: ни о какой порно-мести речи не шло даже в теории. У меня нет таких отношений с людьми и не было никогда. Я даже не предполагал, что кто-то из моих знакомых воспримет анонимный текст на личный счет, «бывшая» в нем — это просто стилистический прием, чтобы раскрыть тему.

— Франсуа Мерлен (@rukov) 16 мая 2018 г.

Конец Twitter сообщения , автор: @rukov

Почему текст встретили в штыки

Однако бывшая девушка автора текста — журналистка проекта «Батенька, да вы трансформер» Нина Абросимова — сама рассказала об узнавании себя в тексте и резком чувстве дискомфорта, возникшем у неё после прочтения материала.

«Нет — я не собирательный или литературный образ. Он не поправил ничего: там даже указано, сколько мы встречались. У меня холодеют руки, когда я это перечитываю», — отметила девушка.

Правообладатель иллюстрации
Jordi Perez Donat / Barcroft Images

Image caption

Владелец борделя Дмитрий Александров надеется, что скоро у него появятся секс-роботы с примерно таким «скелетом»

Очень многие пользователи соцсетей, активистки и активисты встали на сторону девушки, солидаризировавшись с посылом, что проблема вовсе не в описании полового акта, а в упоминании Абросимовой без её ведома.

«В этой истории важен не деанон[имизационный элемент], а то что текст написан, выпущен, и висит для всеобщего прочтения - без согласия той, про кого это написано», — подчёркивает феминистка Дарья Сова в своём анализе текста Рукова.

Сову особенно потрясло сравнение холодной секс-куклы с трупом, что напомнило ей об ужасающей январской истории о студенте МГТУ имени Баумана, убившем свою соседку по квартире.

Согласна с ней и журналистка и литератор Ольга Бешлей.

Пропустить Twitter пост , автор: @OlgaBeshley

Но у меня и вопросы к вилладжу. Это абьюзивная публикация. Человек не просто выполнил редакционное задание, а использовал его, чтобы публично унизить свою бывшую, которая знала о том, что готовится публикация. Анонимность не снижает уровня мерзоты, на мой взгляд.

— Ольга Бешлей (@OlgaBeshley) 16 мая 2018 г.

Конец Twitter сообщения , автор: @OlgaBeshley

При этом нашлись и те, кто пожелал примирить сторонников и противников руковского шага.

«Думаю, Кирилл не специально это сделал. Он довольно деликатно описал какие-то самые простые банальные вещи, которые все пары делают, и вряд ли что-то новое открыл для их с Ниной окружения. Нина, не переживайте так, пожалуйста. Он правда не специально и не со зла. В тексте даже заметно, как Кирилл к вам хорошо и трепетно относится», — пишет Абросимовой Катя Голубева.

В конечном итоге, и сам Руков решил написать «твит примирения».

«Харассмент — это плохо, секс-индустрия в полном […], куклы — адовые, задание было тривиальное, «бывшая» выдумана для экспрессии, очень неловко, что Нина подумала про себя, — но нет, там не про неё», — попытался резюмировать репортёр.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *