«Ирландец» Скорсезе: Де Ниро, Пачино и Пеши «помолодели» на 30 лет и что из этого вышло ★★★★☆

«Ирландец» Скорсезе: Де Ниро, Пачино и Пеши «помолодели» на 30 лет и что из этого вышло ★★★★☆

Правообладатель иллюстрации
Netflix

Image caption

В фильме «Ирландец» Джо Пеши, Роберт Де Ниро и Мартин Скорсезе вновь сошлись на съемочной площадке после 24-летнего перерыва

Мартин Скорсезе признается, что не смог найти финансирования ни у одной киностудии Голливуда на съемки своего нового фильма о гангстерах «Ирландец», длиной в три с половиной часа.

«Никому больше не интересно делать фильм со мной и с Бобом [Робертом Де Ниро]. Мне кажется, они испугались, что у него не будет аудитории», — сказал он.

Вполне возможно.

Хотя я думаю, что они все просчитали. Потому что, если ты исполнительный директор киностудии, и один из великих режиссеров современности пробивает свою идею фильма в том жанре, который, можно сказать, он сам довел до совершенства, да еще с Робертом Де Ниро, Аль Пачино и Джо Пеши, то ты наверняка заинтересуешься.

Так что, думаю, тут кто-то просто просчитал все затраты и перестраховался.

Всем троим главным актерам за семьдесят, что само по себе не проблема, просто дело-то все в том, что большую часть экранного времени их персонажам где-то около сорока или немного за сорок, и никакое количество грима не способно закрасить такие глубокие морщины.

Дублеры даже не рассматривались. Так что единственным вариантом оставалось цифровое омоложение, однако это никогда не делалось так, как того хотел Скорсезе: никакого хромакея (используемая в кино технологии совмещения нескольких изображений), никаких шлемов для последующей оцифровки движений. Для этого кино требовалась новая технология.

Возможно, все это слишком рискованно. Получится ли? Хватит ли денег? Будут ли актеры на уровне?

Но тут в игру вступил Netflix и ответил на все три вопроса утвердительно. При этом, несмотря на все эти новые технологические ухищрения, «Ирландец» — это совершенно традиционный фильм, охватывающий полвека мафиозной борьбы в послевоенной Америке.

Классический Скорсезе, можно сказать.

В какой-то мере да. Там машины внезапно взрываются, там полно хладнокровных убийств, там эпоха показана детально — с душой историка, но глазами художника.

Правообладатель иллюстрации
Netflix

Image caption

Скорсезе: «Фильм разворачивается в том темпе, в каком мы обычно вспоминаем прошлое»

Это прекрасно сделанный фильм, но действие там разворачивается очень медленно.

Все начинается с панорамного кадра в доме престарелых, в конце которого мы впервые встречаемся с нашим рассказчиком, тем самым «ирландцем» — дряхлым Фрэнком Шираном в исполнении Роберта Де Ниро.

Фрэнк рассказывает нам о своей жизни в виде череды ретроспективных сцен, где мы видим омоложенного цифровым способом Де Ниро: вот он солдат американской армии, готовый в любой момент нажать на спусковой крючок, а вот он уже стал гангстером и работает на мафиозо из Пенсильвании Рассела Буфалино (Джо Пеши).

Скорсезе признался, что Пеши пришлось долго уговаривать отложить на время клюшки для гольфа и вернуться на съемочную площадку.

Для Мартина и для всех нас это стоило того. Пеши потрясающе играет этого скромного с виду мафиозного босса, который руководит своей преступной империей как бизнес-предприятием.

Должно произойти что-то из ряда вон выходящее, чтобы он не получил «Оскара» за лучшую роль второго плана.

Правообладатель иллюстрации
Netflix

Image caption

Джо Пеши (в центре) не хотел возвращаться в кино, но его уговорили

Через весь фильм проходит воспоминание об их с Фрэнком (которого он весь фильм зовет «малыш» без малейшего намека на издевку) поездке на машине на свадьбу родственников. Этот сценарный ход позволяет Скорсезе постоянно отвлекаться, чтобы рассказать всё, что он хочет рассказать, о жизни своих трёх главных героев — Фрэнка, Расселла и лидера профсоюза Джимми Хоффы (Аль Пачино).

Расселл рекомендует Фрэнка на работу в качестве помощника Хоффы и они знакомятся по телефону. «Я слышал, ты красишь дома», — заявляет Хоффа. «Да, я еще и шлифовальщик неплохой», — отвечает Фрэнк, на что получает от Расселла одобрительную ухмылку.

Media playback is unsupported on your device

«Никто не хотел давать нам денег в Голливуде», — Скорсезе снял фильм для Netflix

Ясно, что разговор идёт не о ремонте помещений.

В 1960-е, когда прослушка телефонов в Америке была обычным делом, тамошний преступный мир выработал собственный сленг, в котором наемный убийца назывался «маляром», а те, кто после заметали все следы, проходили как «шлифовальщики».

Это центральный момент в фильме, который показывает расстановку сил в этом преступном треугольнике — их «вертикаль власти» и те взаимоотношения, которые у них впоследствии сложатся.

Пачино превосходен, хотя ему процесс омоложения не всегда здесь идет на пользу, потому что порой он скорее напоминает жеманного британского телеведущего Ларри Грейсона, а не жесткого профсоюзного босса.

Правообладатель иллюстрации
Netflix

Image caption

Аль Пачино, никогда раньше не снимавшийся у Скорсезе, сказал, что не мог отказать себе в удовольствии сыграть Джимми Хоффу

Технология подводит и Де Ниро, хотя как актер он здесь в превосходной форме. Изменения черт лица сделаны хорошо, тут всё на месте, а вот тело-то осталось 70-летнего деда, что выглядит несуразно, особенно в сценах, когда он на несгибающихся ногах лезет в гору или бьет продавца с плотно прижатыми к телу руками.

Это не катастрофа, но выглядит странно: это несколько коробит и отвлекает от первоклассного кино, которое, кстати, не воспринимается как чересчур затянутое. На самом деле, его размеренный темп играет здесь специфическую роль, придавая особый шарм этому фильму, который основан на реальных событиях, изложенных в книге Чарльза Брандта, адвоката и друга Фрэнка Ширана.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Слева направо: Пеши, Пачино, Скорсезе, Де Ниро и Харви Кейтель на премьере фильма в Нью-Йорке

Мартин Скорсезе говорит, что это фильм о «власти, любви, предательстве и, в конечном счете, о той цене, которую ты платишь за ту жизнь, которую проживаешь».

Во время интервью с ним я выразил мнение, что это фильм о старости, на что легендарный режиссер состроил такую мину, которую не скоро забудешь.

«О старости?»- и его брови поползли вверх.

«Да, о процессе старения», — повторил я.

«О процессе старения… да, в конечном счете о старении… но только так, чтобы не напугать зрителей, которые скажут: мы не пойдем смотреть фильм о старости», — выдал он в конце концов.

Вероятно, я невольно задел за живое.

Возможно даже, что именно ощущение того, что это будет фильм о стариках, и стал камнем преткновения, когда речь зашла о финансировании? Кто знает.

Но фильм именно об этом.

Именно через эту призму рассказывается и осмысливается эта история : старик Ширан перед лицом смерти, как король Лир в голой степи, размышляющий не только о жестокости дочерей, но и обо всем своем жизненном пути и тех богах, которым он служил.

Это рассказ о конфликте интересов, о том, как услужить «и нашим и вашим» — прямо как в старинной комедии XVIII века «Слуга двух господ», так прекрасно поставленной не так давно на сцене Национального театра.

Но то была комедия, тогда как «Ирландец» далеко нет, хотя в данном случае можно сказать, что последним смеется Netflix, пожинающий финансовые плоды, которые принес ему этот блокбастер, отвергнутый Голливудом.

Правообладатель иллюстрации
Netflix

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *