Философ Дэвид Бенатар: рожать детей — большая ошибка

Философ Дэвид Бенатар: рожать детей — большая ошибка

Image caption

Жизнь полна страданий, утверждает Дэвид Бенатар

Дэвида Бенатара называют самым пессимистичным философом в мире. Он считает, что жизнь настолько ужасна, что жить не стоит.

В своей книге «Лучше никогда не существовать» («Better Never to Have Been») Бенатар развивает мысль о том, что появиться на свет — ужасное невезение.

51-летний философ, возглавляющий философский факультет Университета Кейптауна в ЮАР, считает, что лучший вариант для человечества — перестать размножаться и исчезнуть с лица земли.

Испаноязычная служба Би-би-си (BBC Mundo) поговорила с Бенатаром, пытаясь разобраться в его философии антинатализма и узнать, применяет ли он эти идеи в собственной жизни.

Би-би-си: Что предлагает философская концепция, известная как антинатализм?

Дэвид Бенатар: Антинатализм предполагает, что людей рожать не следует.

Би-би-си: Почему?

Д.Б.: Мне кажется, есть множество веских причин. Одна из них заключается в том, что новые люди не должны появляться на свет из-за страданий, которые эти индивидуумиы должны будут перенести.

В защиту этого есть много аргументов, один из них — это то, что в жизни человека много боли и страданий, поэтому нехорошо рожать новых людей.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Немецкий философ Артур Шопенгауэр был одним из крупнейших мыслителей, ставивших под вопрос смысл существования

Би-би-си: Но ведь в жизни есть и хорошее…

Д.Б.: Да, это правда, есть и хорошее. Но вопрос в том, стоит ли это хорошее всей этой боли. Мне кажется, что люди часто забывают, насколько плохим может быть плохое в жизни.

Существует множество философских свидетельств того, что люди переоценивают качество жизни и думают, что она лучше, чем есть на самом деле.

Еще одна распространенная ошибка — думать о будущем и не осознавать масштаб страданий, которые люди скорее всего переживут к концу жизни.

Подумайте о том, как люди умирают, о раке, об инфекционных заболеваниях, о немощи… В конце жизни нас ждет множество страданий, и люди часто об этом забывают.

Правообладатель иллюстрации
Reuters

Image caption

Бенатар считает, что на протяжении своей жизни люди переживают слишком много страданий

Би-би-си: Но если вы правы, и жизнь действительно настолько ужасна, человек всегда может покончить с ней, так ведь?

Д.Б.: Да, но самоубийство имеет цену, которую вы не заплатите, если не будете рождены. Если вы не были рождены, вы никогда не существовали. Вы сможете избежать плохого в жизни, не заплатив за это какую-либо цену.

Самоубийство может быть меньшим из всех зол, но это все равно зло, это нечто плохое.

На самом деле люди не хотят умирать. По этой причине большинство продолжают жить, несмотря на то, что жизнь их не радует и не является для них позитивным опытом.

Еще одна цена самоубийства — это те боль и страдание, которые вы причините другим.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

«Лучше бы я не родился», — восклицает Эдип в классической трагедии Софокла, обращающейся к теме антинатализма

Би-би-си: Но размножаться — это естественно. Не идет ли антинатализм против природы человека?

Д.Б.: Не все то, что естественно, хорошо. Страдания от болезней, например, совершенно естественны. Но людям ведь не предлагают отказаться по этой причине от лекарств или операций.

Агрессия — тоже одна из естественных форм поведения среди людей и других животных, но нам ведь не кажется правильным поддаться, уступить в ответ на агрессию или какие-нибудь другие «естественные» импульсы.

Естественное и морально или этически желаемое и предпочтительное — это разные вещи.

Би-би-си:Так что для вас аборт является этически и морально оправданным?

Д.Б.: Да, конечно. Антинатализм утверждает, что нехорошо воспроизводить новых людей, и аборт — один из способов этого добиться.

Би-би-си: Страдают не только люди, многие животные влачат жалкое существование. Что следует сделать с ними? Убить, чтобы спасти от страданий и боли?

Д.Б.: Существует огромная разница между истреблением и естественной смертью.

Истребление — это убийство, и я не поддерживаю убийство людей или животных. Могут быть редкие исключения, некоторые сценарии, когда я мог бы задуматься об этом.

Но в целом я не поддерживаю убийство людей или животных. Но я поддерживаю вымирание, и один из путей к вымиранию — не рожать новые существа.

Многие животные живут на свободе, их не разводят люди. Но множество животных разводятся человеком, например, — на фермах, где их выращивают исключительно для того, чтобы убить и съесть.

Мы приносим невыразимые страдания этим животным, и я за то, чтобы прекратить их разведение.

Мы прекрасно можем прокормить себя и без этого.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Бенатар считает, что мы должны прекратить разведение животных, предназначенных для убоя

Би-би-си: Но разве мы не можем просто сделать этот мир лучше, чтобы избавить его от страданий?

Д.Б.: Я считаю, что мы постоянно улучшаем этот мир, и что все живущие в нем обязаны делать для этого все возможное.

Но думать, что мы можем улучшить этот мир до такой степени, что в нем исчезнут все страдания, что мы сможем иметь детей, которые никогда не почувствуют боль, сопровождающую эту жизнь, — все это чересчур оптимистичная точка зрения.

Но даже если бы мы это могли, это очень отдаленное будущее, которое наступит через множество поколений. Речь идет о поколениях людей, обреченных на огромную боль только за то, что они появились на свет.

Жертвовать несколькими поколениями ради тех, кто будет жить в будущем — это мне кажется ужасным.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Люди лучше помнят хорошее и переоценивают качество своей жизни, утверждает философ

Би-би-си: Если жизнь настолько ужасна, почему, по-вашему, люди решают завести детей?

Д.Б.: Я не знаю. Многие не думают о том, что это значит — иметь детей. Они их просто рожают.

Примерно половина детей на планете не были желанными.

Конечно, есть люди, которые об этом думают. В большинстве таких случаев аргументы основаны на собственной выгоде: они хотят, чтобы их гены нашли свое продолжение, они хотят ощутить, что это такое — родить и растить ребенка…

Некоторые даже представляют это как некий альтруизм — те, кто рожают детей для общины или чтобы порадовать своих родителей, мечтающих стать бабушками и дедушками.

Но в большинстве случаев люди просто не задаются вопросом о том, что это на самом деле значит — иметь ребенка.

Эти вопросы не задаются, потому что это такая распространенная, такая общепринятая вещь, это принимается как должное — то, что нужно иметь детей. Очень мало кто размышляет об этических проблемах, связанных с появлением на этом свете еще одного человека.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Человек может начать жизнь в атмосфере любви и счастья, но на поздных стадиях жизни он может быть обречен на жестокие страдания, говорит Бенатар

Би-би-си: Но представим ребенка, который только что родился, и его ждет хорошая жизнь, полная и счастливая. Разве не будет аморально лишить его этой жизни?

Д.Б.: Ну, ребенок может временами быть счастлив, я с этим не спорю. Но когда ребенок вступает в этот мир, его ждут не только счастливые моменты.

Этот ребенок тоже состарится и будет страдать, заболеет, умрет. Мы должны думать о его жизни в целом, а не только о приятных моментах.

А теперь подумайте: дети часто несчастливы. Только представьте все то время, когда младенцы плачут, разочаровываясь и расстраиваясь.

Но даже если говорить об абсолютно счастливом ребенке, это может быть случаем так называемых «адаптивных преференций» (преференции, генерируемые в условиях ограниченных обстоятельств).

Подумайте, например, о группе людей, с детства выращенных рабами. Рабы могут быть довольны своей жизнью и могут не возражать против своего рабства, потому что их такими вырастили.

Я был бы против этого, даже если бы эти люди были счастливы.

Image caption

Рабы могут быть довольны своей жизнью, если их так воспитали с детства, замечает философ (Кадр из фильма Би-би-си о рабстве)

Би-би-си: Согласно вашей теории, родители ответственны за страдания своих детей, поскольку они их и родили. Значит ли это, что они ответственны и за страдания детей своих детей, детей своих внуков и так далее?

Д.Б.: В каком-то смысле да, косвенно. Они не несут прямую ответственность, она может быть применима к ним только за рождение их собственных детей.

Но когда кто-то решает размножаться, они должны понимать, что родят новых потенциальных воспроизводителей потомства.

И если кто-то не задумывается обо всех этих поколениях, которые последуют за конкретным решением произвести на свет потомство, вы понимаете, с какой большой ответственностью это связано.

Би-би-си: Может ли когда-нибудь реализоваться эта идея — перестать размножаться и позволить человечеству вымереть?

Д.Б.: Нет, я так не думаю. По крайней мере — не в больших масштабах. Я думаю, будут индивидуумы, которые решат не размножаться, на самом деле я уже сейчас знаю некоторых таких людей.

Но я считаю, что антинатализм может быть успешен в небольших масштабах. Даже в небольших масштабах это важно, потому что многие будут избавлены от страданий, так как не появятся на свет.

Я не наивен и не рассчитываю убедить кого-либо в верности моих идей. Но я твердо верю, что это правда, и хочу, чтобы люди задумались и спросили себя, что это на самом деле значит — иметь детей.

Правообладатель иллюстрации
Getty Images

Image caption

Бенатар проповедует отказ от размножения, но не считает, что его идеи будут когда-либо реализованы человечеством

Би-би-си: Когда вы решили принять философию антинатализма?

Д.Б.: Я всегда думал об этом. С годами я развил идеи, которые у меня были всегда. Основная, базисная идея для меня совершенно очевидна, хотя я не знаю, очевидно ли это для других.

Би-би-си: Вы вините своих родителей за то, что они воспроизвели вас на свет?

Д.Б.: Я не люблю отвечать на личные вопросы. Я предпочитаю говорить о концепциях и идеях. Возможно, вам будет интересно взглянуть на посвящение в начале моей книги «Лучше никогда не существовать».

Би-би-си: Да, я прочла его. Оно гласит: «Моим родителям, несмотря на то, что они подарили мне жизнь».

Д.Б.: Ну вот, тогда вы все знаете. Мне больше нечего добавить.

Би-би-си: Последний вопрос: у вас есть дети?

Д.Б.: Это еще один личный вопрос.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *