«Есть ощущение, что это бессмысленно»: как начался учебный год в российских школах в пандемию

«Есть ощущение, что это бессмысленно»: как начался учебный год в российских школах в пандемию

Правообладатель иллюстрации
Vyacheslav Prokofyev/TASS

Image caption

В статье не идёт речь об этой школе, фото используется в иллюстративных целях

Разные входы в школы с проверкой температуры, закрепленные за классами кабинеты, перемены в разное время. Би-би-си разбиралась, как работают школы по новым санитарным правилам минпросвещения и Роспотребнадзора, как их оценивают учителя и ученики, и насколько эти меры эффективны.

С начала учебного года российские школы стали работать по новым нормам — их ввели Роспотребнадзор и минпросвещения в условиях эпидемии коронавируса.

Теперь в школах весь день чувствуются запахи из столовой. По правилам школьники едят не все вместе в большую перемену, как раньше, а каждый в свою — по расписанию. Запах обеда чувствуется даже в фойе курганской гимназии №32 им. Е. К. Кулаковой.

На стенах в фойе — круги из белой бумаги. “Они обозначают места, где должны стоять классы”, — поясняет Би-би-си директор гимназии Елена Гранкина. Она уверена, что с помощью таких обозначений и разведения потоков учеников, удастся сохранять предписанную социальную дистанцию.

В старейшей гимназии Кургана №31 дети идут в столовую попарно, взявшись за руки, и ведомые учителем. Смысл смирного хождения, а не гонки гурьбой в “столовку” с гиканьем – тот же: исключить контакты с другими классами.

“В любом случае они [классы] не могут не пересекаться. Вот они вышли [во двор], и все обнялись, но мы все равно стараемся их разделить здесь”, — рассказывает Би-би-си завуч по учебно-воспитательной работе этой гимназии Елена Куликова.

Большую часть времени уроки каждого класса проходят в одном кабинете — между ними вместо учеников мигрируют на переменах учителя.

  • Санитайзеры и плавающий график: как изменится работа российских школ из-за пандемии
  • Ужас неопределенности: что думают о подвисшем ЕГЭ учителя и школьники
  • «Честно — надоело немножко»: как выпускники школ сдают ЕГЭ при пандемии

Новую реальность родители учеников восприняли не сразу, 1 сентября в нескольких курганских школах было столпотворение. Родители приходили с детьми к стандартному времени: в 8-9 утра – для первой смены, и в 13-14 часов — для второй. И обнаруживали, что входов в школу теперь несколько — вдоль периметра здания, и на каждом из них меряют температуру.

“Не все родители восприняли, и может быть, не везде достаточно разъяснили, что теперь начало уроков для разных классов – разное, и нужно вести или отправлять детей строго ко времени”, — прокомментировала выступления недовольных родителей в соцсетях Снежанна Трофимец, руководитель пресс-службы департамента образования и науки Курганской области.

У ограды школы №38 мать второклассника Ольга: “Мы рады, что школа открылась, а то [на дистанционном обучении] было очень тяжело: работа, по дому сделать, и еще уроки – волосы на голове дыбом в разные стороны от этого. Тяжело, я думаю, учителям. Дома ребенок один, а в классе – сколько? И надо всех проконтролировать”.

  • Новые правила: как заходить в школу?

Время первого урока в школе у каждого класса теперь свое, как и вход. Отец шестиклассника Евгений из Москвы рассказал, что в школе сына открыли все пять пожарных выходов и выделили свой вход и время для каждой параллели. Например, пятые А и Б классы, а также все шестые приходят в школу к 7:50, но пятые заходят во второй вход, а шестые — в третий. Перед началом учебы ученикам выдали памятку со схемой, к какому времени и в какой вход заходить.

Гардероб поделили для классов на секции. В другой московской школе — там учится в третьем классе дочь москвички Марии — вешалку поставили прямо возле класса, там же дети переобуваются.

  • А если ребенок пришел в школу больным?

“Утром стоит дежурный администратор и три учителя, меряют температуру всем входящим бесконтактным термометром”, — рассказывает о порядке в своей школе учительница литературы Елена из Свердловской области. Правда, этот градусник показывает странные цифры: “У меня 28 [градусов], самое большее — 32. Смущает ли это кого-то? Я не спрашивала, честно. Нет температуры и хорошо”.

В России с первой же недели сентября стали отправлять на дистанционку классы и даже целые школы, где выявляли заболевших детей.

В одном Саратове на самоизоляцию отправили 25 классов в 19 школах. Речь не всегда шла о подтвержденных случаях ковида: в Новосибирской области две школы отправили на карантин из-за ОРВИ.

  • Из класса выйти можно? А в столовую?

Мама третьеклассницы Мария из Москвы рассказала, что учеников оставляют в кабинете и на перемене, чтобы они не общались с детьми из других классов (хотя в туалет дети могут выйти когда угодно): “Между уроками они просто бродят по классу, общаются и играют. Но их и до этого [ограничительного режима] не особо выпускали, так что в их жизни ничего особо не поменялось».

“Дисциплина стала хуже, дети хотят двигаться на перемене, ходить по школе, а это не разрешено. В классах духота”, — делится учительница русского языка Альбина из Тульской области.

Учительница математики Арина из Тюменской области (имя изменено) находит в ограничении свои плюсы: “Нет безумия на перемене, когда постоянно боишься, что они все-таки травмируются. У нас нет площадки оборудованной ни в школе, ни вне ее, поэтому просто носятся по коридорам. А сейчас — сидят по классам, иногда дерутся прямо там, но редко — там почти всегда есть взрослые”.

А в школе Марии из Бурятии на переменах всех, наоборот, выводят в коридор, чтобы проветрить класс.

“Проветривание — это целая эпопея”, — жалуется учитель литературы Елена из Свердловской области. В ее школе проветривание проводится в разное для классов время, а урок продолжается в коридоре. Проветривать разрешают только во время урока, поскольку на перемене учителя из-за миграции между кабинетами не могут следить за детьми.

Во многих школах столовая работает только для детей-льготников. Остальные приносят еду с собой, чтобы перекусить на перемене.

Как в Башкирии привлекли медвузы к работе в школах

В школах Башкирии по инициативе руководства республики с 1 до 21 сентября работают “мединспекторы” — студенты старших курсов республиканского медицинского госуниверситета. Из университета отправили в школы 1100 человек. Студентам поручили контролировать “организацию пропускного режима” и соблюдение социальной дистанции, следить за проверкой температуры у школьников и наличием масок на сотрудниках столовых.

“В школе были осведомлены, что мы должны прийти, но они сами не понимали, что мы должны делать. [Нам в школе] сказали: можете с этим листом идти и делать все, что там написано, что угодно — главное, чтобы вы температуру измерили”, — описала Би-би-си первый день работы инспектором студентка 5 курса одного из факультетов Башкирского медицинского госуниверситета Юлия [имя героини изменено по ее просьбе].

Власти и руководство вуза утверждают, что это исключительно добровольная работа в счет производственной практики. Студенты — что на деле их согласия никто не спрашивал.

По словам ректора БГМУ Валентина Павлова, университет не станет вводить меры против студентов, которые по каким-то причинам не пошли инспекторами в школы. “Никаких санкций не будет. [Студент] имеет право отработать эту практику в соответствующих теоретических и практических модулях, — сказал Павлов в разговоре с Би-би-си. — Это же жизнь, и, конечно, кто-то отказался, кто-то не вышел, кто-то заболел”.

Что думают родители и учителя про возвращение в школы

Родители и учителя в основном довольны, что дети вернулись в классы.

“Родители очень рады, что дети пришли в школу, мы выслушиваем море благодарности за наш труд, притом мы – одна из школ, где реально вели дистанционное образование по Zoom”, — сказала Би-би-си завуч курганской гимназии №31 Елена Куликова.

“Дистант был провалом для всех, — утверждает заслуженный учитель России Михаил Ушаков. – К дистанту оказались не готовы больше половины учителей, а кто утверждает обратное, просто славу себе создают. Сайт “Дневник.ру” упал, не выдержав от нагрузки в первые дни дистанта. Была игра в дистанционное образование, именно игра. Учителям не компенсировали затраты на интернет и энергию, у многих учителей не было личных ноутбуков. Школы бьются, как могут, честно бьются, на энтузиазме учителей”.

В пресс-службе департамента образования и науки Курганской области Би-би-си подтвердили, что учителям не компенсировали затраты на интернет-трафик и электроэнергию. Но учителям, у которых нет и не было личных компьютеров, “их предоставляли школы”.

Школьникам на домашнем обучении тоже было тяжело. Весной НМИЦ здоровья детей минздрава провел опрос среди школьников и выяснил, что дистанционное обучение вызвало неблагоприятные психологические реакции — вплоть до депрессии — у 83% школьников, и только 13% хорошо адаптировались к самоизоляции.

Альбина, учительница русского языка и литературы из Тульской области, нового перехода на дистант не боится: “Дистант меня устраивает тем, что не нужно тратить время на поддержание дисциплины. Я работаю в 7-8 классах, классы сложные, много немотивированных детей, дисциплина на уроках плохая, много времени уходит на установление тишины. Заинтересованные в учебе дети страдают из-за нарушителей дисциплины. Иногда уроки срываются полностью”.

А вот учительница математики Арина — она преподает в малокомплектной школе в селе в Тюменской области — рассказывает, что недостатки дистанционного обучения вылезают сейчас, когда учителя увидели учеников не через веб-камеру: “Есть дети, которые игнорировали дистант в конце прошлого года. Это единицы, но они есть, и они тянут класс на дно”.

Как новые правила сказываются на учителях и учениках

По новым санитарным нормам за классами закрепили свои кабинеты. Старая система распределения классов сохранена для нескольких предметов: биологии, химии, физики, информатики, иностранных языков, физкультуры. На них занятия невозможно провести без наглядных пособий или спецоборудования.

Заслуженный учитель России, историк Михаил Ушаков считает новый порядок крайне неудобным: “Если в классе нет проектора, на котором я хочу показать фрагмент исторического фильма, это меняет весь план урока”.

Учительница Мария преподает в одной из бурятских школ — ее раздражает “беготня по кабинетам”: “Это трэш — со всеми принадлежностями к уроку бегать по этажам. Кто со стопками тетрадей, кто с атласами и картами. Вот это очень неудобно и тяжело. Без звонков тяжело: урок начался — дети не все. Они не посмотрели время, на урок вовремя не зашли”.

Поскольку занятия у разных классов теперь начинаются в разное время, уроки одного и того же учителя могут накладываться друг на друга: “Между уроками может быть большой перерыв, может, наоборот, в одном классе урок не закончился, в другом — уже начался”, — жалуется Мария.

Классу шестиклассника Льва из Москвы достался очень маленький кабинет: чтобы поместиться, две парты сдвигают в один длинный стол и сидят за ним вчетвером, рассказывает его отец Евгений.

Роспотребнадзор не настаивал на том, чтобы учителя носили маски: этот вопрос был оставлен для решения самим школам и местным администрациям. “Учителя первые несколько дней работали в масках, затем глава сельского поселения разрешила маски снять, — рассказывает Арина из Тюменской области. — Мы в очках, очки запотевают и не видно ничего сразу”.

“Школа стала другой, — констатирует Елена из Свердловской области. — В коридорах на переменах пусто, детей нельзя позвать в организаторскую, чтобы придумать очередное мероприятие, так как нет мероприятий и детей из классов перемешивать нельзя. Осенней дискотеки для старшеклассников в этом году не будет. И большую часть времени думаешь о том, что надо вовремя проветрить кабинет, не забыть про рециркулятор, а не об уроке”.

Ученики воспринимают ситуацию легче. «Лев был настолько счастлив, что наконец занимается не дома, что ему всё равно. Они все так рады были друг друга увидеть», — рассказывает о сыне и его одноклассниках отец шестиклассника Евгений. По его словам, ребенок серьезно отнесся к пандемии и к мерам предосторожности и переживал, что ничего не будет соблюдаться, так что противоковидные правила в школе, скорее, подбадривают его.

Есть ли смысл в антикоронавирусных мерах

Как только дело выходит за рамки обязательных уроков, о пандемии как будто забывают.

Сын-второклассник Олега из Москвы (имя изменено) ходит в группу продленного дня. Олег обнаружил, что на продленке дети из разных классов спокойно контактируют между собой — так же, как и в кружках и секциях.

Отец шестиклассника Евгений из Москвы рассказывает, что в конце учебного дня «чуть-чуть все идет насмарку». Хотя утром дети заходят в школу через разные входы и в разное время, после уроков они выходят через один выход и во дворе общаются без ограничений.

Его сын Лев 1 сентября пошел сдавать в школьную библиотеку учебники, которые не смог вернуть в мае, когда все учились из дома. “Он понес учебники и встрял в очередь в библиотеку вместе со всеми другими классами”, — рассказал Евгений.

“За первые две недели учебного года все учителя нашей школы пришли к выводу, что эти меры бессмысленны, — соглашается учительница Альбина из Тульской области: — Дети разных классов ежедневно общаются во дворах, в парках, гуляют по торговым центрам, обнимаются. В школе же им запрещено контактировать друг с другом. После уроков они выходят из разных выходов, чтобы не пересекаться, ждут друг друга за воротами школы и идут гулять”.

Она заметила, что закупленные к началу учебного года санитайзеры никто не использует, а учителя, вынужденные ходить из класса в класс, сами могут стать переносчиками заразы.

Семикласснице Вере из Москвы новые правила не мешают, но толку в них она не видит: «Есть ощущение, что это все бессмысленно. Уже спустя несколько дней нас перестали полперемены держать в классе, все могут свободно ходить по этажу и общаться».

В школе Веры в последние две недели несколько учеников заболели. Но ковид не подтвердился ни у кого, так что классы пока не переводят на дистант.

“Дети без масок, а учителя в масках в коридоре, или надевают при выходе ученика к доске, — сердится учитель математики Кристина из Москвы (имя изменено по просьбе героя). Ей кажется нелепым и требование закрепить за каждым классом свой кабинет, но ходить в другие кабинеты для уроков со специальным оборудованием.

“Дети сидят в одном кабинете, но ходят на информатику, английский, химию, физику и физкультуру, — рассуждает Кристина. — Если серьезно, вирус так работает? Когда химия, он говорит: «Стоп, тут я не опасен»? А вот на математику детям нельзя идти, он начинает действовать?”

Маленькие сельские школы приводить к общему режиму не было смысла — дети все равно постоянно ходят в гости и после школы играют вместе, полагает учительница Арина из села Тюменской области. “В школах, подобных нашей, это режим ради режима. Тем не менее плюс в том, что дети чаще моют руки. В школе и в саду будет меньше откровенно сопливых”, — заключает она.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *