Экс-министр и член совета оппозиции Беларуси Павел Латушко: «Мне рекомендуют уехать в Россию»

Экс-министр и член совета оппозиции Беларуси Павел Латушко: «Мне рекомендуют уехать в Россию»

Правообладатель иллюстрации
AFP

Image caption

Латушко верит в диалог с властью — но его семья уехала из Беларуси

Координационный совет оппозиции, сформированный сторонниками кандидата в президенты Беларуси Светланы Тихановской, не является оппозиционной партией, рассказал в интервью Би-би-си член его президиума Павел Латушко.

Латушко — бывший министр культуры, уволенный с поста директора Национального академического театра им. Янки Купалы за поддержку протестов.

В интервью Русской службе Би-би-си он рассказал о целях координационного совета и угрозах в свой адрес.

  • Этот человек был доверенным лицом Лукашенко. Как он видит выход из кризиса в Беларуси?

Би-би-си: Сообщалось, что заседание координационного совета оппозиции сегодня проходило за закрытыми дверями. О чем вы говорили?

Павел Латушко: Ну оно достаточно с открытыми дверями проходило. Я сейчас стою здесь, и меня ждут на улице, как я предполагаю, представители правоохранительных органов. Надеюсь, что они все-таки просто курят, а не ожидают моего выхода. Заседание прошло в абсолютно конструктивной форме.

Главной целью этого заседания была выработка механизмов разрешения этой ситуации, которая сложилась в Беларуси.

Media playback is unsupported on your device

«Поймите, как раньше, не будет»: в Минске актеры прогнали из театра министра культуры

И отображение в итоговом документе — резолюции совета — именно тех постулатов, которые за последнее время выдвигались представителями белорусского общества на различных манифестациях, митингах, акциях протеста, которые проходили, в том числе, забастовках. Проходили практически во всех городах, а не только в столице, в городах, районных центрах, даже деревнях Беларуси. И такая резолюция была принята, одобрена. И мы предложили самое главное — начать диалог.

Кстати, вопрос диалога отмечен и в резолюции Европейского союза. И в позиции, высказанной МИД Российской Федерации о необходимости диалога сторон для разрешения сложившейся ситуации.

Мы основываемся на нормах действующей конституции, мы не предполагаем никаких антиконституционных действий, направленных на изменение политической системы в нашей стране. Но вместе с тем, речь должна идти о назначении новых выборов с учетом имевших место огромного количества нарушений при проведении избирательность процесса.

Мы говорим о том, что необходимо прекратить насилие и расследовать все акты насилия в отношении граждан Беларуси. Вы, наверное, знаете о том, что в преддверии, в ходе, в поствыборной ситуации порядка семи тысяч белорусов были задержаны, находились в следственных изоляторах и в отношении их применялись пытки, но для того, чтобы дать правовую оценку этим действиям, необходимо пройти правовую процедуру.

К сожалению, на сегодняшний день правовой процесс не начат. Это вообще, конечно, вызывает огромное удивление и, наверное, даже и возмущение: как можно задержать семь тысяч человек, многие из которых выходили с телесными повреждениями, некоторые, к сожалению, погибли или умерли в больницах после этого, а расследование органами, которые должны это проводить, просто не начато до сих пор.

Конечно, важным вопросом являлся вопрос СМИ, когда государственные СМИ должны показывать плюрализм мнений в обществе, показывать тех людей, которые высказывают свою точку зрения, не соответствующую точке зрения властей, а не только как у нас звучит однобокий подход в освещении всего того, что происходит в Беларуси.

Правообладатель иллюстрации
EPA

Image caption

Лукашенко обвинил координационный совет в попытке захвата власти

Би-би-си: Вы говорите о необходимости диалога, но на чем базируется ваш оптимизм, что власти пойдут на этот диалог? Сегодня Александр Лукашенко приказал КГБ выявлять организаторов уличных акций, как он выразился, работать «по максимуму». Да и вы сказали, что вас, возможно, милиция ждет на улице.

П.Л.: Может, даже не милиция, а представители специальных служб. Вы знаете, мне кажется, что белорусы — нация толерантная, и вы, наверное, слышали отзывы о тех акциях, которые проходили в Беларуси, особенно в последнее время, когда наши демонстранты снимают обувь, чтобы встать на лавочку, когда они идут только по пешеходным дорожкам и не заходят на газон, когда собирают мусор после себя, и ни одна витрина не была разбита. Это уникальность.

И вот как раз доброта белорусского народа, который одновременно выражает четко свои постулаты и мнения, но делая это в мирной форме, я думаю, приведет к тому, что власть поймет, что нужно говорить, и она поймёт в том числе потому, что это большинство населения.

Никогда в истории современной Беларуси не было подобных прецедентов, когда на протяжении многих и многих дней люди высказывают свою точку зрения не только в столице, не только в областных, районных городах, даже в деревнях. То есть это миллионы людей, которые вышли за это время нас акции, и эти настроения они могут притухнуть, но они не исчезнут.

Уже пройден барьер населением. Ну можно ли себе представить Национальный академический театр имени Янки Купалы, который фактически ночью был взят под охрану правоохранительными органами, и не допускается труппа театра, что после этого труппа, творческие люди, которые вообще только и действуют в рамках свободы своего самовыражения, эта труппа будет спокойно работать и забудет про все то, что происходило! Поэтому диалог необходим. Диалог, направленный на то, чтобы соблюдать закон.

Би-би-си: Но диалог с кем? С КГБ, который, как вы говорили, управляет Беларусью? С одной стороны, вы говорите о белорусах, которые снимают обувь, а с другой, есть люди, которые применяли насилие…

П.Л.: Тогда вы отрицаете саму идею диалога. Мы ее не отрицаем. Мы считаем, что несмотря на сложный момент, власть, кстати, уже проявила определенные шаги готовности к диалогу. По крайней мере, на мой взгляд, очень четко читалось предложения о начале конституционной реформы, которая прозвучала буквально позавчера из уст главы государства. Это уже первый шаг. Так что диалог — это необязательно сесть за один стол. Это, конечно, самый идеальный вариант. Диалог может иметь различные формы движения к мнению людей.

Мы не являемся оппозиционной структурой, мы не оппозиционная партия, мы не создавали и не имели целью создание ее. Мы не ставим цель — свержение действующей власти.

Мы как общественная платформа, гражданская платформа, которая аккумулировала именно главные проблемы, которые на сегодняшний день очень четко, явно выявились в нашем обществе. И вот это мы предложим государству. А государство уже начинает в какой-то степени реагировать.

Би-би-си: То есть конституционная реформа — это та реакция, которую вы ожидаете?

П.Л.: Пока, да. На сегодняшний день, да. Призыв наших партнеров — ЕС и России — при понимании, что это наш внутренний вопрос тоже также важен, поэтому в комплексе это все, я убежден, должно нас привести к пониманию диалога.

Правообладатель иллюстрации
EPA

Image caption

Поддержка протеста стоила Латушко должности директора театра им. Ивана Купалы

В противном случае, конечно, мы обречены. Обречены на мотивацию общества, демотивацию государственной системы, аппарата и дальнейший кризис — как политический, так и экономический. Фактически, мы можем перейти в этап итальянской забастовки, когда люди будут ходить на работу, но не выполнять в полной мере свои функции. И уволить их нельзя, а с другой стороны, и пользы то особой не будет. Я не думаю, что государство способно долго выдержать в таком состоянии. Мы не призываем к каким-то незаконным акциям, то есть это право людей высказывать свое мнение, исходя из конституции нашей страны.

Би-би-си: Чем будет заниматься координационный совет в ближайшие дни? Что вы будете делать завтра, послезавтра?

П.Л.: Мы сформировали целый ряд рабочих групп, которые будут работать по направлениям свободы слова, деятельности СМИ, прав человека, расследовании и недопущении в будущем актов насилия в отношении населения, то есть определены очень четкие направления работы, мы будем вырабатывать свои подходы для того, чтобы также их ретранслировать нашей власти. Конечно, у нас нет цели координировать какие-либо уличные протестные акции. Мы не уполномочены, и за подобные действия, понятно, будет наступать очень веская ответственность.

Би-би-си: Но если и не координировать, то участвовать в уличных акциях вы будете?

П.Л.: Это право каждого гражданина. Это не будет участие в виде координационного совета, зато будет выражение воли каждого гражданина. Каждый гражданин в соответствии с конституцией республики Беларусь имеет право участвовать в мирных акциях и демонстрациях и выражать таким образом свое мнение, и мы увидели, что это право граждане нашей страны очень активно реализовывали за последнее время.

Би-би-си: Кто обеспечивает вашу безопасность и безопасность других членов координационного совета?

П.Л.: Никто. Я единственное хочу сказать, что семья, моя дочь, моя мама находятся за пределами Беларуси. К сожалению, я должен констатировать, что моя семья уехала за границу фактически после первых заявлений, когда я дал свою гражданскую, подчеркиваю, гражданскую, а не правовую оценку действиям министерства внутренних дел в отношении демонстрантов, прежде всего, того насилия, которое было применено к гражданам в местах лишения свободы, временного ограничения свободы, в СИЗО и при задержании.

Но вместе с тем, на сегодняшний день никто моей охраной не занимается. Как есть, так есть. Я понимаю всю опасность, которая возникает в отношении меня. Очень много за этот день поступило зашкаливающее количество СМС, звонков и предложений мне уехать из Беларуси в Российскую Федерацию, но я считаю и абсолютно в этом убежден: я не совершаю никаких антизаконных и антиконституционных действий.

Би-би-си: А кто вам рекомендует уехать в Россию?

П.Л.: Вы знаете, есть же различные способы работы соответствующих структур. Когда появляются старые знакомые, которые через других лиц передают эту информацию как информацию конфиденциального характера. Когда подходят или к моим знакомым, или находящимся в настоящий момент со мной рядом, и беседуют даже в течение 40 минут. Состоялась и такая беседа, в рамках которой предоставляются сведения из моей биографии еще даже работы министром культуры. И говорят, что вот проблемные вопросы, которые могут возникнуть, хотя я прекрасно знаю, что таких проблем нет, никаких документов я по данным событиям я не подписывал, соответственно и юридических решений не принимал.

Так что это специально такой способ давления на оппозицию, чтобы отказаться от участия. Сейчас мне было сказано, что я перешел границу, я принял участие и вошел в президиум координационного совета, что является окончательным поводом для принятия в отношении меня каких-то действий. Я надеюсь, что это пока что ли словесные угрозы или, как правильнее сказать, посылы негативного характера, которые не будут реализованы.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *