Что не так в заявлениях омского токсиколога о Навальном. Отвечают врачи Израиля и США

Что не так в заявлениях омского токсиколога о Навальном. Отвечают врачи Израиля и США

Правообладатель иллюстрации
Reuters

Официальная позиция российских врачей по поводу отравления Алексея Навального расходится с заключениями немецких медиков. Главный токсиколог Омской области Александр Сабаев, лечивший оппозиционера, настаивает, что яда не было, а если бы он был, то Навальный бы не выжил. Реаниматологи Михаил Фремдерман (Израиль) и Константин Балонов (США) по просьбе Би-би-си проанализировали выступления Сабаева и не нашли в них аргументов, опровергающих отравление Навального.

Главный токсиколог Омской области и завотделением острых отравлений областной больницы скорой помощи N 1 Александр Сабаев лично принимал политика в омскую больницу скорой помощи и утверждает, что знает всё о его лечении.

В Омске Навальный провел двое суток. Из всех российских врачей, комментировавших состояние Навального, Сабаев наиболее подробно и резко доказывал, что политик впал в кому из-за проблем с метаболизмом, а версию об отравлении «Новичком» называл «фантастикой».

  • Омский токсиколог: если бы отравление было, Навальный погиб бы в первые часы
  • Кто и как спасал Навального в первые два часа. Хроника

Михаил Фремдерман, врач клиники TV Medical (Тель-Авив Медикаль, Израиль) считает, что общественность водят за нос, при этом диагноза Навального у российских врачей как не было, так и нет.

Константин Балонов, заведующий отделом периоперационной медицины в отделении анестезиологии и реанимации в клинике Tufts Medical Center (Бостон, США) отмечает, что «Новичок» обнаружила лаборатория мирового уровня, а по статистике бытовых отравлений похожими веществами, большинство пациентов в условиях адекватной медицинской помощи удается спасти.

Оба эксперта указали на многочисленные нестыковки и голословные утверждения, которые ставят под сомнение официальную российскую версию.

«Новичок» или «фантастика»?

«Это даже не диагноз (отравление «Новичком» из группы фосфорорганических веществ). Это какая-то даже не версия, а какая-то фантастика. Просто какое-то фантастическое предположение или заключение, не подтвержденное ни документально, ни клинически, никаким образом».

«Я как токсиколог уверен: нет там «Новичка».

«Все анализы показывают: отравления не было».

Совершенно непонятно, почему тогда токсиколог занимался лечением господина Навального, если отравления не было? И он не был переведен из токсикологической реанимации в общую реанимацию, где занимаются лечением обмена веществ?

Лаборатория токсикологического анализа Бундесвера, которая обнаружила «Новичок» — одна из 17 лабораторий в мире, официально сертифицированных Организацией по запрещению химического оружия (ОЗХО).

Это запредельный уровень объективности, беспристрастности и адекватности результатов. Уровень этой лаборатории — мировой, и нет никаких оснований полагать, что на результаты ее экспертизы могли повлиять политические силы Германии или Западной Европы.

Навальный бы не выжил, если бы его отравили «Новичком»?

«Если бы отравление было, то он погиб бы у нас в первые часы. К 18-22 часам он бы уже погиб. Это фатальное отравление».

Непонятно, на основании чего сделано такое утверждение, если статистики отравления ФОС не существует.

Были случаи Скрипалей и других выживших жертв, также недавно обнародована информация разработчиков, что дозы тестировали на животных.

Это означает, что и ошибка в дозе могла быть, и чистота «Новичка» в разных случаях могла различаться.

Утверждение о неизбежной гибели в случае отравления ФОС сомнительно, поскольку современной статистики отравления боевыми ядами ФОС нет, а по статистике бытовых отравлений похожими веществами смертность в мире составляет порядка 10%.

Это, безусловно, много, но подавляющее большинство таких пациентов в условиях адекватной медицинской помощи все же удается спасти.

Мог ли Навальный выжить без глубокой очистки крови?

«При отравлении фосфорорганическим соединением без процедуры ультрагемофильтрации (глубокой очистки крови — Би-би-си) спасти человека невозможно. У нас эта процедура не использовалась, поскольку не было показаний, то есть не было отравления».

По стандартам лечения ФОС ультрагемофильтрация проводится не каждому больному при отравлении, а лишь в тяжелых случаях — тем, у кого «вылетают» почки или печень, то есть развивается острая почечно-печеночная недостаточность, эта процедура — некий эквивалент гемодиализа.

По косвенным признакам, поскольку и российские врачи, и немецкие коллеги сообщили в свое время, что состояние тяжелое, но угрозы для жизни больного нет, можно предположить, что у Навального не было острой почечной или печеночной недостаточности.

Так что спасти его без ультрагемофильтрации было возможно.

В стандарты лечения отравления ФОС не входит обязательная ультрагемофильтрация, она может быть необходима при отказе почек, что не всегда случается при отравлении ФОС.

В органах Навального не нашли следов токсиканта — получается, его не травили?

«Любой токсикант, и это однозначно — любой токсиколог вам скажет — проходя через наши естественные органы детоксикации, а это печень, легкие и почки, оставит след. В данном случае клиническом в течение всего времени пребывания ни почки, ни легкие, ни печень не были повреждены. Отсюда можно сказать, что никаких токсикантов в организме пациента не было».

«Организм на яд не реагировал, то есть яда не было. Это очевидные вещи».

Оставить след не означает повредить. При этом немцы такой след нашли. Как можно утверждать, что организм не реагировал на яд, если человек был в коме неясного генеза.

Для установления диагноза «отравление ФОС» нет необходимости доказывать степень поражения печени, легких и почек, поскольку они не являются специфическими.

По данным De Zeit, немецкие специалисты отмечают, что веществом, которым был отравлен Навальный, мог быть двухкомпонентный яд, который раньше не встречался, и, по данным немецких СМИ, он более смертоносный чем другие препараты этой группы.

Дополнительный компонент, который использовался с ингибитором холинэстеразы, возможно, в значительной степени изменил клиническую картину отравления.

Если Навального не отравили, то почему он впал в кому и зачем понадобился антидот атропин?

«Это не «Новичок» однозначно, это вообще не фосфоро-органическое соединение, это вообще не отравление. Это заболевание. Это метаболический синдром.

«Это метаболическая кома, случившаяся в результате нарушения обмена веществ». «Кризис наступил в ночь с 20 на 21 августа, в последующие часы нам удалось стабилизировать пациента и вывести на положительную динамику».

По словам Сабаева, за 44 часа врачам «удалось купировать метаболический ацидоз, купировать лактатоцидоз», «вывести уровень сахара в крови в нормальный диапазон».

Атропин — ключевой антидот при ФОС. Однако, как утверждает Сабаев, его вводили ситуационно, по клинической картине: «Мы знали, что фосфорорганического соединения нет, но атропин — это не только антидот при фосфорорганических соединениях».

Он говорил агентству Рейтер, что всего ввели 3 мг атропина из-за проблем с легкими, при этом уровень сахара у Навального был в четыре раза выше нормы и что у него был панкреатит.

Такое утверждение не исключает проявления неклассической картины отравления.

Метаболический синдром — хроническое заболевание, характерное для тучных людей с повышенным сахаром и объемом жира. Что было с уровнем сахара — так и не понятно.

Раньше омские медики заявляли о гипогликемической коме — то есть о том, что сахар у Навального упал, был очень низким, и поэтому и (глава Russia Today) Маргарита Симоньян рассуждала о «рафаэлке», (которая спасла бы Навального при низком уровне сахара в крови).

Теперь выясняется, что это уровень глюкозы куда-то там прыгнул.

Метаболический ацидоз — это не диагноз. Это данные анализов кислотно-щелочного состава крови. Утверждения о якобы лактатацидозе и атропине вообще-то противоречат друг другу.

Лактатацидоз — это состояние, когда организм вырабатывает очень много молочной кислоты и не может ее быстро метаболизировать. Как правило, это бывает или при тяжелой травме, связанной с выраженной гипоксией органов и тканей — это тип А — или при обострении хронических нарушений обмена веществ (например, у диабетиков), а также при приеме избыточных доз лекарств и отравлениях — это тип B. Список предположений большой. Так какой именно тип лечили у Навального, или токсиколог Омской области не знает этой классификации?

О гипоксии органов и тканей никто не говорил, нет и других данных анамнеза, кроме опять-таки или какого-то лекарства или внешней интоксикации каким-то средством.

То есть, единственная причина лактатацидоза у Навального так или иначе могла быть связана только с отравлением. При лактатацидозе чаще всего изначально бывает выраженная тахикардия (учащенное сердцебиение), есть угроза развития тяжелых аритмий, и введение атропина противопоказано.

Но Сабаев утверждает, что атропин Навальному вводили не как антидот для ФОС, а по показаниям. Какие могут быть показания для атропина при лактатацидозе?

Острый панкреатит мог возникнуть вследствие острого перорального отравления — например, через еду или питье.

Анонимные участники консилиума врачей в Омске по состоянию Навального говорили «Медузе», что атропин вводили по симптомам отравления, но после нескольких доз его отменили, поскольку у Навального развилась сильная тахикардия.

Метаболический синдром — хроническое состояние, которое не имеет никакого отношения к состоянию пациента Навального. А категорически отрицать возможность отравления, которое подтверждает одна из ведущих токсикологических лабораторий в мире, по меньшей мере странно.

Метаболические нарушения, в частности, ацидоз, могли быть связаны с отравлением — могла возникнуть полиорганная недостаточность, изменение кислотно-щелочного баланса, тахикардия, реакция на атропин и другие препараты.

Из той информации, которая обнародована, видно, что врачи лечили правильно, но исходя из симптомов и лабораторных данных, а не диагноза.

Как правило, легочные патологии нет необходимости лечить атропином, если они не вызваны отравлением ФОС.

Спорным остается вопрос о том, как выжил Навальный, если ему не вводили большую дозу атропина. Чтобы это понять, надо знать все элементы лечения: какие препараты ему вводили и составляющие компоненты нового яда.

Аналогом атропина в качестве антидота, в частности, мог быть препарат для реактивации ацетилхолинэстеразы из группы оксимов — например, пралидоксим.

Так для чего все же вводился атропин — для легких или холинергического синдрома, который подтверждает диагноз отравления ФОС? В целом, перечисленное укладывается в концепцию двухкомпонентного яда как объяснения смазанной клинической картины.

Как писала «Медуза» со ссылкой на врачей из консилиума по состоянию Навального в Омске, у политика зафиксировали миоз (суженные зрачки), гиперсаливацию (повышенное слюноотделение), потливость и гипертонус мышц — все это типичные признаки отравления фосфорорганикой.

При этом на момент консилиума не наблюдалось бронхоспазма и бронхореи легких; также в реанимации отсутствовали проблемы с желудочно-кишечным трактом — рвота и диарея.

Был ли Навальный нездоровым человеком?

«Закисление организма происходит стремительно. Мы подозреваем, что все это накопилось накануне, скорее всего. В одночасье в самолете это не накопится. Это было за день, за два, возможно, даже за пять дней. И у него были проблемы с пищеварением. В своей деятельности он не мог заниматься здоровьем, так как была масса проектов, так нам было сказано. Эту информацию мы тоже имели в виду — что человек был нездоровым».

«Данные анамнеза, то есть истории заболевания со слов сопровождающих его лиц, его супруги, указывали на то, что существовали проблемы в течение 5-7 дней с пищеварением, проблемы с питанием были. Пациент использовал в эти дни какие-то диеты, связанные с похудением. Все, с чем пациент поступил, — лабораторный комплекс изменения обмена веществ — был накануне за несколько дней до поступления».

Это бездоказательные утверждения. Все видят по страницам Навального в «Инстаграме», как он бегает на длинные дистанции. Сомневаюсь, что это фотографии нездорового человека.

При этом нам не рассказали, какие препараты Навальный принимал для похудения во время командировки в Сибирь и как, например, они могли взаимодействовать с водой озера в Томске.

На фотографиях, где Навальный перед полетом пьет чай и стоит рядом с людьми, он выглядит абсолютно здоровым — никакой боли в глазах и других симптомов не видно.

Политик, конечно, может на снимках «сделать лицо». Но его окружение заявляло, что он накануне купался, участвовал в съемках фильма и работал. При этом боль в животе и проблемы с пищеварением вызывают большой дискомфорт, который трудно скрыть.

С одной стороны утверждается, что закисление проходило стремительно, с другой — что оно накапливалось пять дней. Последнее крайне сомнительно.

5-7 дней это достаточно большой срок, чтобы симптомы проявились за несколько дней до поступления в больницу. Вряд ли при отсутствии запущенного диабета можно из-за диеты внезапно впасть в кому, потребовавшую интубацию и ИВЛ.

Да и вообще Навальный внешне непохож на человека, которому нужна была диета. Если он не болел, но ему явно резко стало плохо — при чем тут диета?

Могли ли алкоголь или пребывание на солнце спровоцировать кому?

«Данная ситуация могла быть спровоцирована не только диетами, она могла быть спровоцирована какими-то алкогольными, может быть, эксцессами, о которых мы не знаем».

По его мнению, ухудшение самочувствия оппозиционера могло быть вызвано даже длительным пребыванием на солнце или же переохлаждением. «Любые внешние факторы могли подтолкнуть к тому, что какое-то ухудшение началось внезапно. Даже банальное отсутствие завтрака».

Это так, если речь идет о хроническом декомпенсированном больном — алкоголике или бабушке 85 лет с нарушением кровообращения и метаболическим синдромом.

В отношении Навального это утверждение по форме правильно, а по сути издевательство.

Такого уровня сдвиги в организме не могли возникнуть от проблем с пищеварением или усталости.

Даже если допустить, что он выпил накануне бокал вина, и у него нашли следы алкоголя в моче — это не могло привести к той клинической картине, которую увидели врачи в Омске.

Так от чего в Омске лечили Навального?

«Работала большая бригада врачей, восемь консилиумов было проведено, Провели 60 биохимических исследований только, из них 11 — кислотно-основное состояние, 25 — на уровень сахара крови, несколько кардиограмм, постоянный мониторинг систем организма на хорошем оборудовании, инструментальные и лучевые методы диагностики — две компьютерных томографии, одна магнитно-резонансная томография, томография брюшной полости с контрастированием».

Также, по словам Сабаева (3 сентября), проводились лабораторные исследования на различные спирты, на наркотические вещества, на лекарственные препараты разных групп, в том числе снотворных, седативных, нейролептиков, психотропных: «Спектр токсикологических исследований был очень широкий. По ним также был получен отрицательный результат».

Все эти данные подтверждают, что Навального лечили как больного в коме неясного генеза, и рядовые врачи, в отличие от руководства, сомневались в выводах, которые обнародовал главный токсиколог Омска.

Омские реаниматологи успешно боролись с гипоксией, обеспечили вентиляцию легких и питание через зонд, вводили атропин и провели профилактику вторичных осложнений — избежали развития пневмонии и почечной недостаточности и компенсировали метаболический ацидоз.

Но общественность водят за нос: диагноза Алексея Навального у российских врачей как не было, так и нет.

Ни компьютерная томография (КТ), ни магнито-резонансная томография (МРТ) не показывают отравление.

Очевидно, что у Навального были неспецифические симптомы, врачам было не понятно, что к ним привело.

Могли ли Навального отравить так, чтобы больше никто не пострадал?

«Фосфорорганические соединения — весьма токсичные вещества, и использовать их в целях отравления одного человека не представляется возможным. Пациент пребывал в самолете в замкнутом пространстве. Такие вещества являются высокотоксичными и даже в малых дозировках приводят к достаточно фатальным изменениям в организме. Если бы на пациента пытались воздействовать этим веществом накануне полета или во время него, то симптомы интоксикации наблюдались бы и у окружавших его людей, но этого не произошло».

Это описание действия токсикантов из учебника токсикологии 1970-х — 1980-х годов.

Единственный случай массированного использования веществ группы «Новичка» — это отравление зарином в токийском метро и, отчасти, «дело Скрипалей».

Статистики действия «Новичка» мы не знаем.

Человек, отравленный ФОС, не всегда является источником заражения для окружающих — если, допустим, он получил отравляющее вещество с жидкостью, оно не должно было остаться у него на руках или выделяться при кашле и дыхании.

Есть вероятность, что при рвоте, если таковая была, содержимое желудка с ядом могло попасть кому-то на кожу, но скорее всего за два часа с момента, когда Навальный пил чай аэропорту, вещество успело покинуть желудок и всосаться в кишечник.

Источник: bbc.com

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *