Российская «Роснефть» как пример евразийской интеграции

Российская «Роснефть» как пример евразийской интеграции

Глава «Роснефти» Игорь Сечин, один из главных спикеров и идейных вдохновителей Евразийского экономического форума, который проходит в итальянской Вероне в четверг, по традиции в своем выступлении охватил всю глобальную повестку дня — от экономического сотрудничества стран Евразии до состояния мировых энергетических рынков и развития проектов «Роснефти».

«Интеграционные волны, идущие с востока Евразии, зачастую разбиваются в конкурентных противоречиях между Востоком и Западом. Европа, вслед за США, все чаще увлекается выстраиванием стен вместо создания мостов, а те мосты, которые уже есть, либо перекрывает, либо пытается разрушить», — сказал Сечин, выступая на форуме в Вероне.

Он призвал страны Евразии к созданию глобальных проектов — «связующих мостов», «инфраструктурных, экономических коридоров, от европейского побережья Атлантики и Северного Ледовитого океана до азиатского побережья Тихого и Индийского океанов».

«Роснефть» как образец интеграции

Примером такого «моста», конечно, выступает финальный вариант состава акционеров «Роснефти» — российский «Роснефтегаз» (более 50% акций), британская BP (19,75%), а также международная Glencore (0,5%) и ближневосточная QIA (4,8%), которые будут владеть такими долями после завершения сделки по продаже китайской CEFC 14,16% акций. С таким составом акционеров «Роснефть» может считаться образцом интеграционных процессов на евразийском пространстве, считает Сечин.

Компания участвует в проектах, обеспечивающих продвижение именно евразийской энергетической повестки, отметил он. Так, «Роснефть» является третьим по величине нефтепереработчиком в Германии, активно сотрудничает с европейскими BP и Eni в проектах по добыче нефти, увеличивает поставки нефти в Китай, Японию и Южную Корею, реализует проекты в Индии и Индонезии.

Кроме того, «Роснефть» ищет возможности увеличить свое присутствие на ближневосточном рынке. Обсуждаются совместные проекты с Ираном, в том числе его участие в замещении поставок нефти на НПЗ Essar в Индии. Кроме того, «Роснефть» «серьезным образом» настроена работать в Курдистане, а интерес к проектам в стране — «сугубо практический», отметил Сечин.

Непределенность остается

Несмотря на активное участие «Роснефти» в масштабных проектах, расширение бизнеса сразу на нескольких континентах и смелость в инвестрешениях компании, Сечин констатировал сохранение неопределенности на нефтяном рынке и допустил возможность возникновения дефицита нефти.

«Отрасль по-прежнему лихорадит, целый ряд проектов не реализуется из-за высокой неопределенности, что может привести к невозможности обеспечения растущего спроса на энергоресурсы», — сказал он.

По мнению Сечина, нефтедобывающим странам, ограничивающим добычу нефти, удалось достичь результата — равновесия на рынке нефти. Однако цель реализована не полностью — избыточные запасы нефти еще существуют, а значит, говорить о «переломе» в балансе спроса и предложения на нефтяном рынке пока рано.

«Это равновесие пока хрупкое и неустойчивое — сланцевая добыча США, в которой накоплены большие запасы пробуренных, но незаконченных скважин, может, при соответствующем уровне цен, дать в 2018 году значительный прирост добычи, и вновь дестабилизировать рынок. Поэтому я думаю, нам не стoит в ближайшее время ожидать всплеска нефтяных цен», — сказал Сечин.

Кроме того, дополнительные риски для «ответственных производителей» нефти создают финансовые спекулянты, желание «ряда производителей» максимизировать текущие доходы, и, наконец, санкционные ограничения. Сечин выразил обеспокоенность значительным превышением объема рынка беспоставочных фьючерсных контрактов над рынком, где торгуются физические объемы нефти. «Преобладание финансовых игроков и краткосрочных спекулятивных операций приводит к излишней волатильности ценовых индикаторов. К сожалению, это наносит урон долгосрочным интересам отрасли», — сказал он.

По мнению Сечина, нерациональны и действия некоторых мировых и региональных регуляторов по введению санкционных ограничений. «Риски снятия объемов нефти с рынка по причине искусственных ограничений — это проигрыш для всех», — отметил он.

Источник: ria.ru

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *